Макеевский рабочий | На безымянной глубине: они ушли в море навсегда…


На безымянной глубине: они ушли в море навсегда…

18.10.2013
<< >> 

Есть задания, с которых не возвращаются. В извещениях, которые много лет назад получили родственники членов экипажа «Щуки», было написано: «Погиб в море». Больше ничего о судьбах своих сыновей родители не знали. Но каждый надеялся на чудо: а вдруг вернется?

Советская подводная лодка «Щ-216» пропала без вести в феврале-марте 1944 года во время выполнения боевого задания. Причиной гибели судна, скорее всего, стали глубинные бомбы – лодка попала на минное поле. Весь экипаж погиб. 47 человек… Самому старшему, командиру экипажа, было 40 лет. Самому младшему – 18 с половиной.

Были среди членов экипажа «Щуки» и наши земляки, 27-летний макеевчанин, командир отделения трюмных Степан Грузан и 23-летний Федор Дроздов, электрик.

Субмарина «всплыла» через 70 лет

В июле этого года подлодка Щ-216 была обнаружена водолазами Черноморского центра подводных исследований в Крыму, у мыса Тарханкут. Она затонула на глубине 52 метров. По мнению сотрудников Республиканского комитета по охране культурного наследия Крыма, это уникальная находка, так как из 42 подводных лодок этого класса, существовавших во время Великой Отечественной войны, 26 были затоплены, 16 (теперь эта цифра уменьшилась на одну) до сих пор считаются без вести пропавшими. 

Лодка была найдена случайно во время погружений по изучению палеонтологических редкостей около мыса Тарханкут. По предположению подводных исследователей, скорее всего, затопленная Щ-216 в своем последнем походе охотилась за немецкими судами, которые при отступлении вывозили из Крыма войска и награбленные ценности. На базу в Батуми «Щука» должна была прийти 4 марта. Подлодка подверглась нападению фашистских судов и залегла на дно. Поражающий удар ей нанесла глубинная бомба.
Сегодня на государственном уровне всерьез рассматривается вопрос о создании в Феодосии мемориального комплекса памяти погибших моряков, в состав которого, возможно, будут включены и фрагменты субмарины. 

Но куда более ценная находка, кроме самой «Щуки», - найденные пропавшие без вести советские моряки. Уже установлены имена всех 47 членов экипажа.

Парень из глубины

Несмотря на прошествие такого количества времени (семь десятков лет отделяют нас от тех событий), история экипажа «Щуки» небезразлична и нашим современникам.

Совершенно беспрецедентный в этом плане – поступок нашего земляка, макеевчанина, который наотрез отказывается называть свое имя. Говорит, делает это не ради пиара, а ради памяти о тех, кто когда-то пожертвовал собственной жизнью ради нас, сегодня живущих.

«Парень из глубины» - так он просит называть себя, потому что сам бывший подводник. Служил на атомной подводной лодке на Тихоокеанском флоте. Правда, гораздо позже, чем те ребята, - в конце 80-х.

- Знаю, что такое автономка, что такое боевое задание. Какие чувства приходят под водой, когда от солнца, суши, от семьи отделяют километры, два корпуса, переборки… Что на земле испытывают те, кто ждёт, - говорит наш земляк. - На лодке такого класса очень узкое пространство - жить трудно, а воевать... Как они там были... До последнего боролись за жизнь, за подлодку, друг за друга, за Родину... Очень хочу, чтобы все понимали: лодка лежит не просто на глубине 52-х метров, а на глубине 70 лет... Ребята приняли мученическую смерть. И как ни горько это звучит, но мы (не все, но многие) забыли о ветеранах, забыли историю. Вспоминаем к датам и вновь предаем на следующий день. Первый закон подводников: «Не забывать!». Они за нас не забыли... умереть.

Письма ушли в море строем

32 часа в пути. 1900 км по маршруту Донецк - Днепропетровск - Феодосия - Тарханкут – Донецк. Эту дорогу памяти наш земляк преодолел вместе с другом, на своем автомобиле, по собственной инициативе, без чьей-либо финансовой поддержки. С собой ребята привезли 47 писем - каждому из парней, лежащих на глубине почти 70 лет. Их со слезами на глазах написала жена подводника, нашего земляка. Не виноваты же ребята, что не всех родных нашли, не со всеми связались.

- Письма были брошены в воду одновременно. Если бы не увидел своими глазами, никогда бы не поверил, - рассказывает бывший подводник. – Письма уходили в море… строем. Одно – чуть впереди, наверное, командиру. Строй – это знак от подводников. Хочется верить, что они услышали нас.

Всему экипажу «Щуки» написали письмо от имени 506-го Учебного Краснознамённого отряда подводного плавания имени Кирова в Ленинграде (многие парни «Щуки» учились там), от подводников Балтийского флота (в учебке на бескозырках была его лента), от подводников Тихоокеанского флота, где служил «парень из глубины», наш земляк. 
Вместе с письмами ребята привезли с собой и символ подводников, корабельные колокола – рынды. Их, именные, с датами рождения и гибели, в память о земляках, Федоре Дроздове и Степане Грузане, отлили в цехе литья колоколов ПрАО «Донецксталь»-МЗ».

- Я благодарен всем, кто помогал нам. Искренне признателен Юрию Васильевичу Филатову за духовное отношение, - продолжает подводник. - Благодаря его помощи колокола были отлиты вне очереди. Благодарен коллективу цеха за понимание и, конечно, мастеру-литейщику Сергею Самойлову. Спасибо Инне Пикаловой, которая помогла нам найти родственников погибших подводников и связаться с ними. Жаль, не дожили-не дождались отцы и матери, проводившие сыночков в море.

- Ребята из Донецка - первые, кто вот так отреагировал, так откликнулся, - говорит руководитель Черноморского центра подводных исследований Сергей Воронов. - Мы всё-таки недостаточно оцениваем те события, благодарим ветеранов за подвиг. Приветствую инициативу парней. Хочется верить, что они не одни такие.

Наш Федя там…

На «до» и «после» разделена теперь и жизнь родственников погибшего подводника, члена экипажа «Щуки», нашего земляка Федора Дроздова. Его потомки живут сегодня в поселке Очеретино.

- С нами долгое время жил отец Феди, дедушка Алеша. Сейчас его уже нет в живых. В его документах долго хранилось пожелтевшее от времени извещение о гибели сына Федора. Как сейчас помню, в строке «Место гибели» было от руки написано: «Море», - рассказывает, пытаясь справиться с накатившими эмоциями, племянница Федора Дроздова Ольга Бордунова. – Дедушке Алеше было очень тяжело вспоминать и рассказывать о Феде. Эта тема была для нас табу. Мы и не спрашивали, чтоб не тревожить его душу. Но из-за этого очень мало о дяде Федоре знали. Почти ничего. Поэтому, когда к нам приехал наш земляк, бывший подводник, стал рассказывать, что лодку нашли, привез нам показать отлитый корабельный колокол, сообщил место гибели дяди… Это не передать словами, что теперь происходит в нашей семье. Мы теперь живем этим. Дедушка всю жизнь ждал хоть какую-то весточку, хоть что-то о сыне, даже не понимая, где он погиб и при каких обстоятельствах… Не дождался. Так и ушел в скорби. Мы дождались… Теперь мы знаем, что наш Федя там. 

Со стола в их доме уже которую неделю не убираются старые фотографии. Их пересматривают, вспоминают… Младшее поколение Дроздовых слушает, раскрыв рты, рассказ о «Щуке», как  легенду о героях. О своих героях. 

Помнят о «Щуке» не только в Донбассе. Узнав о проекте, передать экипажу хотя бы письма захотели и родственники погибших подводников из Санкт-Петербурга, из Волгоградской области, из Днепропетровска… В Днепре родной брат погибшего на «Щуке» Ивана Бурчака, 83-летний Владимир Бурчак, до последнего рвался в Крым вместе с ребятами из Донбасса. «Неужели есть еще такие люди?» - все никак не мог поверить Владимир Дмитриевич. Провожал гостей, стоя на улице с портретом брата в руках.  На калитке адрес: улица Братская. А в руках - портрет навсегда оставшегося 24-летним брата. Брат помнит о брате… Даже через 70 лет.

Чтобы «Щука» звучала

Чтобы память продолжала жить и дальше, наш земляк, бывший подводник, вынашивает мысль сделать большой колокол – отлить его с именами всего экипажа «Щуки» и поместить в мемориальном комплексе памяти погибших моряков. Недёшево, но то, что сделали они для нас, гораздо дороже.

А вот с идеей поднять подлодку на поверхность подводники категорически не согласны. Во все времена затонувший корабль считался братской могилой, покой которой никто не имеет права нарушать. 

- Правильно ли тревожить останки моряков (если они еще сохранились), пролежавших 70 лет в своей «могиле»? - задается вопросом наш земляк. - Правильно ли ходить по настилам отсеков, на которых покоились тела подводников…

Они ушли в свой поход навсегда. Сегодня они вычеркнуты из списков без вести пропавших. 

Ни тонны воды, укрывающие подлодку, ни минувшие с момента его гибели десятилетия не смогли стереть память о «Щуке» и ее экипаже… И это главное. 





Больше новостей читайте в печатной версии "Макеевского рабочего".

Газета выходит раз в неделю по пятницам.

Купить газету можно в киосках "Союзпечать", а также выписать в редакции.

Стоимость подписки на месяц (с программой ТВ) - 12,40 грн. или 25 рублей.