Макеевский рабочий | Не такой Париж, как его малюют


Не такой Париж, как его малюют

06.11.2013
<< 

Наверное, многим известно то ощущение, когда после возвращения из путешествия в другой город или страну на родине в первое время едва ли не на каждом шагу начинаешь про себя отмечать: а вот там так, а у нас совсем не так… Так же, расхаживая по неродным улицам, всегда думаешь о недостатках и достоинствах малой родины. В такие моменты кто-то бесконечно презирает свое государство или город, а кто-то просто сравнивает.

Почему-то у многих есть мечта посетить Париж. И, может быть, не умереть, как подразумевал великий классик, но по крайней мере влюбиться, чтобы до конца жизни грезить о жизни в столице красавицы-Франции, вспоминать ее романтичные улочки, благоговейно вздыхать при виде круасанов, бокала вина и величественной фигуры Эйфелевой башни, от изображения которой, наверное, не скроешься ни в каком уголке мира.
У меня, признаться, такой мечты не было, но всегда было желание путешествовать, поэтому, когда друзья, отправляясь на курсы повышения квалификации в Париж, пригласили меня с собой, я сразу же понесла документы на визу.
Тот Париж, который жил в моих представлениях, создавшихся по мотивам писателей, поэтов, кинорежиссеров, художников, и Париж, из которого я уезжала 23 октября, совсем разные.
Первое, чего я так и не смогла почувствовать, – это флер романтики. Я не знаю, что конкретно я ожидала увидеть, но «самый романтичный город» в моем понимании явно выглядит как-то не так.
Город просто до неприличия грязный. В самый первый день возле подъезда дома, в котором мы поселились (центр Парижа), я заметила пачки сигарет, бумажки от конфет, смешанные с листьями и прочим мусором. Через неделю все это безобразие в нетронутом и несколько разросшемся виде продолжало лежать у подъезда. Но это полбеды. Вечерний парк вблизи мерцающей Эйфелевой башни теперь навсегда ассоциируются у меня с еще куда более неприятными вещами. Тогда, каким-то чудом передумав полежать на травке, как все люди, мы сели на лавочку и весь вечер наблюдали, как, абсолютно не стесняясь и ничего не опасаясь, по этой самой травке бегают… крысы. Урны по городу стоят переполненные, люди выбрасывают мусор себе под ноги, а за все время пребывания работающих представителей коммунальных служб я увидела только единожды.
Между тем, как в нашем дворе уже с 7 утра можно услышать шум работающей метлы и обсуждения дворников о размере подметаемой территории.
Обилие афроамериканцев и арабов в Париже, которое почему-то воспринимается далеко не как положительный момент, мне в глаза не бросилось. Да, почти во всех музеях, магазинах, кафе работают темнокожие, но мне они показались во многом даже приветливее лиц европеидной расы.  
И у нас, мне кажется, много приветливых и улыбчивых людей.
К слову, магазины и кафе в Париже работают далеко не с такой завидной  «круглосуточностью», как у нас. Найти магазин, который работает 24 часа или хотя бы до 22.00, – проблематично, а в воскресенье вероятность этого вообще приравнивается к нулю… Для нас же понятие «воскресенье – выходной» в отношении магазина уже практически не существует.
И, несмотря на все это, Париж мне понравился. Есть в нем какая-то иная прелесть, о которой не пишут поэты и художники, а быть может, просто не могут описать… В музеях, достопримечательностях, забавных кафе, которыми буквально усеяны улицы столицы… Вот только своя Родина мне все равно милее.





Больше новостей читайте в печатной версии "Макеевского рабочего".

Газета выходит раз в неделю по пятницам.

Купить газету можно в киосках "Союзпечать", а также выписать в редакции.

Стоимость подписки на месяц (с программой ТВ) - 12,40 грн. или 25 рублей.