Макеевский рабочий | Исповедь донецкого горца


Исповедь донецкого горца

05.03.2014
<< 

Так уж исторически сложилось, что на территории Донецкой области проживают представители различных национальностей. Помимо украинцев и русских, составляющих абсолютное большинство, наш регион стал домом для более сотни других этнических групп. И несмотря на духовные и культурные отличия, дружба народов Донбасса воспринимается как норма и создает предпосылки для цивилизованного развития украинского общества в целом.

В рамках нашего проекта «МИР БЕСЦЕНЕН» мы рассказываем о судьбах людей, которые не понаслышке знают о войне, ее жестокости и лишениях. Поэтому вполне логично, что теперь настала очередь уделить внимание и тем, кто пережил вооруженные конфликты у себя на родине и в поисках лучшей жизни отправился за ее пределы. Их личный опыт способен наглядно показать ужасы военного времени и то, какой ценой для обычных людей обходится время мирное. 

Пока не разразился гром

Герой сегодняшней публикации – Ровшан Ахмедов, свидетель боевых действий в Нагорном Карабахе. В начале прошлого века эта земля дважды становилась ареной кровопролитных столкновений между армянами и азербайджанцами, а последний масштабный конфликт завершился буквально 20 лет назад, безвозвратно унеся тысячи жизней по обе стороны. Перед войной Ровшан Ахмедов жил в Агдамском районе Азербайджана, который впоследствии стал ее эпицентром. 

- Я думаю, самое страшное – это когда ты общаешься с человеком, клянешься в дружбе, но на самом деле не знаешь, что у него в мыслях, - размышляет он. – Примерно так было и между нашими народами. До поры до времени мы жили в мире и согласии, поддерживали добрососедские отношения. У армян золотые руки. Что касается строительства, то равных им специалистов попросту не было. Большая часть домов в нашем районе построена благодаря армянам, и за это мы их уважали, поэтому известие о войне для всех было как гром среди ясного неба. 

В мирное время Ровшан освоил несколько профессий. В родном поселке он работал маляром, позже управлял небольшим комплексом сферы обслуживания, состоящим из бани и парикмахерской. Более того, когда вокруг стало неспокойно, он не прекращал трудиться, ведь никто, по сути, до конца и не верил, что конфликт затянется всерьез и надолго. В Нагорном Карабахе обычно так и было: где-то стреляли, разрывались снаряды, а рядом, в нескольких километрах, люди продолжали работать.

Счастливая восьмерка   

Спустя годы Ровшан благодарит удачу, вспоминая о том, как впервые столкнулся с агрессией:

- Часто ездил на базар в соседнее село, и в тот раз отправился туда, не догадываясь о массовых волнениях. Оказалось, что местные уже были негативно настроены против азербайджанцев, хотя неделю назад у них ремонтировал автомобиль и все было тихо. Знакомый рихтовщик узнал меня, предупредил о восстании и посоветовал покинуть их село. А получилось вот как: здешний заведующий кафе Завен имел такую же машину вишневого цвета, только с номерами 4808, а у меня – 4308. До этого я неудачно выезжал со двора и немного помял номера. Отдал их в ремонт, где вторую цифру почему-то изменили на восьмерку. Конечно, ошибку, как могли, исправили, но все равно могло показаться, что это машина Завена. Таким образом, меня перепутали с ним и не тронули. 

Многим из его друзей и односельчан повезло куда меньше. По ходу вооруженных нападений люди попадали в плен, после которого возвращались искалеченными, а некоторых и по сей день считают пропавшими без вести. Ходжалинская трагедия, в результате которой пострадали сотни его соотечественников, круто изменила отношение граждан к войне, и они начали объединяться в отряды самообороны. Народные ополченцы охраняли горные проходы, чтобы не допустить проникновения бандитских формирований в родной поселок. С приходом азербайджанской армии они передали свое оружие и занимаемые позиции военным.

Тяжелая доля беженца

В результате непрекращающейся агрессии около миллиона азербайджанцев были вынуждены покинуть свои земли. Беда не обошла стороной и семью Ровшана. В одной из атак танковый снаряд попал прямо в их двор, и от осколков пострадали средний и младший сыновья (девяти и трех лет соответственно). С ранеными детьми он перебрался в палаточный городок рядом с Баку, после чего семья выехала в Донецк. 

  - Многие азербайджанцы годами ютились в подобных городках, - рассказывает он. – Выживали благодаря гуманитарной помощи: нам бесплатно раздавали палатки, консервы и другие продукты. Однако санитарные условия были очень плохими, и мой брат даже предпочел жить поблизости с бакинской тюрьмой. Со временем тюрьму ликвидировали, но он там хорошо обустроился и не собирается переезжать. Насколько я знаю, сегодня все беженцы получают квартиры от государства.

Эти факты позволяют предположить, что число жертв карабахского конфликта значительно превышает официальные данные. Фактически здесь не учтены сотни, а то и тысячи тех, кому вовремя не была оказана помощь, и они скончались от полученных ранений и тяжелых болезней уже после фазы активных боевых действий. В жизни самого Ровшана Ахмедова нет места ненависти к армянскому народу:

- Хотя я и потерял все, судить всех на один манер, разделять на «хороших» и «плохих» – неправильно. У всех народов есть свои герои и свои негодяи. Казалось бы, что может остаться на душе после таких событий? Но я знаю, и среди армян есть добрые люди, которые ценят дружбу и мирно уживаются с другими. Большая трагедия состоит в том, что от мирных жителей практически ничего не зависит, когда речь заходит о политических амбициях сильных мира сего. 

Это и не удивительно, ведь его мать родом из Беларуси, поэтому неприязнь на национальной почве не характерна для него. К слову, она не согласилась на переезд и предпочла остаться в неспокойном Азербайджане. Сегодня ее, как и тех, кого раньше знал Ровшан, уже нет в живых, поэтому связь он поддерживает исключительно с родственниками.    

Вторая родина

В середине 80-х, еще до карабахского конфликта, перед отъездом в родные края, Ровшан несколько лет прожил в Донецке, поэтому в 1993 году принял окончательное решение переехать с семьей в Украину. Здесь удалось залечить травмы сыновей, определить их в школы и училище олимпийского резерва. Они быстро впитали новую культуру, язык и адаптировались в нашей стране. Сам отец поначалу работал на телевышке, потом открыл небольшой киоск и до самой пенсии работал в торговле. На вопрос, стала ли Украина второй родиной, он отвечает следующее:

- Конечно, да! И доказательством этому служит то, что все три сына служили в рядах украинской армии, а старший и средний еще и состояли на службе по контракту. И вообще я очень благодарен украинцам за их гостеприимство, ведь у нас есть возможность жить в мире и трудиться на общее благо. 

Ровшан Ахмедов, как и всякий любящий отец, гордится своими сыновьями. Он воспитал спортсменов, настоящих чемпионов, выступающих под украинским флагом и отстаивающих честь Донецкой области. Во время той злополучной бомбежки Разиму, среднему сыну, настолько повредило ногу, что стоял вопрос об ампутации. Но спустя годы он завоевал множество трофеев в дисциплинах дзюдо и самбо, а сегодня тренирует детишек в спортивных клубах Донецка. Его младшему брату Намику осколки снаряда попали в глаз, но благодаря современной медицине и унаследованному характеру, он тоже добился признания, завоевав Кубок Украины по дзюдо.  

Редакция «Макеевского рабочего» благодарит лично Ровшана Ахмедова и Донецкую областную общественную организацию «Конгресс азербайджанцев» за помощь в подготовке материала. 






Больше новостей читайте в печатной версии "Макеевского рабочего".

Газета выходит раз в неделю по пятницам.

Купить газету можно в киосках "Союзпечать", а также выписать в редакции.

Стоимость подписки на месяц (с программой ТВ) - 12,40 грн. или 25 рублей.