Макеевский рабочий | Война рядом с нами


Война рядом с нами

19.03.2014
<< >> 

Февральские противостояния в Киеве между активистами Евромайдана и представителями силовых структур Министерства внутренних дел унесли жизни многих украинцев. События, которые навсегда войдут в историю пока еще единой страны, до сих пор вызывают неоднозначную реакцию в обществе. Бесконечные спекуляции на тему: «Кто прав и кто виноват?», демонстрация одной стороны в качестве героев, а другой – преступников, – все это отнюдь не способствует объективной оценке произошедшего в столице и той ситуации, которая возникла в нашем регионе вследствие радикальной смены центральных органов власти. 

Донетчане принимали участие в перипетиях по обе стороны баррикад, однако информационная война, развернувшаяся в эфире и на страницах крупных СМИ, кажется, лишь укрепила образ наших земляков как сторонников сверженного президента, готовых на все, только бы не допустить к власти националистически ориентированных политиков. Правоохранителям тоже досталось: считается, что у бойцов спецподразделения «Беркут» из восточных регионов руки по локоть в крови невинных мирных демонстрантов. Сегодня эти структуры расформированы, а на их основе созданы милицейские батальоны особого назначения. В рамках проекта «МИР БЕСЦЕНЕН» мы рассказывали о судьбах тех, кто находился между жизнью и смертью в относительно далеком прошлом, и было бы кощунством обойти вниманием участников киевских столкновений. Корреспондентам «Макеевского рабочего» удалось пообщаться с беркутовцами, которые проходят лечение в больнице ГУ МВД Украины в Донецкой области. 

Глазами беркутовца

Если говорить начистоту, то вид больных, находящихся в стенах медицинских учреждений, вообще не способен доставить позитив стороннему наблюдателю. И пускай спустя четыре недели большинство спецназовцев сохраняют чувство юмора и расположение духа, в их глазах читается весь ужас кровавых событий, что невольно передается и собеседнику. Ребята активно шли на контакт, правда, не называя своих фамилий. Их можно понять: в это непростое время каждый переживает за личную безопасность и безопасность родных и близких. О начале своей обороны Киева вспоминает старший сержант милиции Андрей, стоявший на страже общественного порядка бок о бок с другими бойцами Донецкого батальона «Беркут»:

- 19 января нас по боевой тревоге вызвали в столицу, где события разворачивались полным ходом. Со стороны протестующих летели камни, брусчатка и коктейли Молотова, и это продолжалось около недели, после чего наступило затишье. Как оказалось, перед бурей. Мы думали, что ничего страшного уже не произойдет. А дальше… 18 февраля ситуация резко обострилась, и активисты открыто вышли на штурм здания Верховной Рады. Из-за накаленной обстановки в первые сутки практически не спали, а домом и крепостью служил наш автобус.

В тот день состоялось заседание парламента, на котором оппозиция выступила с радикальными требованиями возврата Конституции образца 2004 года и в поддержку организовала «мирное наступление». На перекрестке улиц Институтской и Шелковичной дорога к Раде была заблокирована спецтехникой, а донецкие беркутовцы стали живой преградой на пути демонстрантов. Попытки прорвать милицейский строй не увенчались успехом, и наступавшие подожгли многоэтажный дом. 

- Они кидали бутылки с зажигательной смесью прямо в здание, - продолжает Андрей. – На место прибыли МЧС-ники, но обезумевшая толпа препятствовала их работе, и нам пришлось закрывать их своими щитами, чтобы те потушили очаги возгорания. Жильцы с третьего этажа просили о помощи, нужно было разложить и поставить 

лестницу, а так называемые мирные протестующие метали в них камни и запускали фейерверки. Среди наших было много пострадавших. 

Помешательство или профессиональный переворот?

Все в больничной палате сошлись во мнении, что события разворачивались по спланированному сценарию, и с милицией воевали неадекватные люди. Пробовали беседовать с ними – не помогало. Да и что тут поделаешь, когда лица наступавших были буквально перекошены от ярости? То ли от ненависти, то ли под действием психотропных веществ, до конца не ясно. Днем еще куда ни шло. Приходили журналисты с видеокамерами, общались с силовиками и протестующими, но как только наступала ночь, в милицию летели петарды, коктейли и брусчатка. Ребята даже шутили, что недовольные преображаются подобно оборотням. Ясно было одно – они ничего не боялись, ведь за их спинами стояли те, кто мог дать отпор работникам «Беркута». Все знали, что задача силовиков – препятствовать захвату административных зданий без использования оружия. 

- Нельзя сказать, что все выходили на Майдан за деньги, но других видеть мне не довелось, - рассказывает беркутовец Александр, пребывавший в Киеве с осени прошлого года, с самого начала массовых беспорядков. - Агрессивной развязки никто не ожидал. Из экипировки у нас были лишь шлемы, щиты и легкая броня – это кое-как защищало от летевших в нашу сторону кирпичей. Но не от пуль. 

На улице Институтской противостояние переросло в перестрелку. Хотя нет, перестрелка предполагает ведение ответного огня, а у стражей порядка не было огнестрельного оружия. По их словам, у координаторов наступления невооруженным глазом была видна специальная подготовка, возможно, даже опыт участия в военных действиях. Некоторые «активисты» обладали разнообразным арсеналом оружия: пистолеты, карабины, ружья, газовые и светошумовые гранаты.

Доля милицейская 

В результате беркутовцы получили различные ранения. У Андрея и Александра навылет прострелены руки, у Никиты – огнестрельное ранение в переносицу, а рядом с макеевчанином Романом взорвалась граната, повредив ему ногу. Больше всех досталось Михаилу Лебедеву и Игорю Сомерину, за жизни которых все еще борются киевские медики. Раненых переправили в столичный военный госпиталь, где им была оказана медицинская помощь и проведены операции. 21 февраля пострадавших самолетом доставили в Донецк, а на следующий день вышел приказ, и остальные бойцы покинули Киев. Конечно, не без проблем. В это время отряды самообороны задерживали и по нескольку часов проверяли автобусы на блокпостах, но, в конце концов, город удалось покинуть всем. 

- На самом деле, погибших намного больше, чем говорят СМИ, - продолжает Андрей. – Больничные палаты были переполнены сотрудниками милиции, да и те, с кем довелось общаться, сообщали о жертвах. Сейчас это трудно доказать, ведь, например, видеороликов, ранее размещенных в Интернете, теперь нет. Обидно за молодых солдат-армейцев. В наш госпиталь попал девятнадцатилетний срочник с раздробленной ногой. Оказалось, что по их отряду демонстранты открыли автоматную очередь. А одному из его сослуживцев пришлось даже ампутировать ногу.

В постановлении Верховной Рады о предоставлении государственной материальной помощи семьям погибших и пострадавших во время гражданских акций протестов говорится о том, что каждому участнику полагается от 200 до 700 тысяч гривен в зависимости от степени повреждения. Сотрудники МВД не могут рассчитывать на эти деньги - они для героев Майдана. Брошенные на произвол судьбы донецкие беркутовцы благодарят неравнодушных граждан и общественные организации, которые собирают и передают ребятам средства на их лечение.

Разобраться в потоке информации и определить, кто виноват и как дальше жить, очень сложно. Остается надеяться, что история в ближайшем будущем расставит все точки над «і». Если раньше страна лишь находилась на грани нервного срыва, то сегодня она подведена к краю пропасти. И глубина этой пропасти зависит от того, как долго мы сумеем сохранить собственный рассудок.  


Наш мир так не стабилен. Хотите быть в курсе самых последних новостей мира? Специально для вас только на rus-kras-news.ru интересные события в Красноярском крае, России и мире.





Больше новостей читайте в печатной версии "Макеевского рабочего".

Газета выходит раз в неделю по пятницам.

Купить газету можно в киосках "Союзпечать", а также выписать в редакции.

Стоимость подписки на месяц (с программой ТВ) - 12,40 грн. или 25 рублей.