Макеевский рабочий | Заживающие раны Кавказа


Заживающие раны Кавказа

09.04.2014
<< >> 

После референдума о статусе Крыма в украинских СМИ появилась информация о том, что молодые крымчане уже с этой весны будут служить в российской армии. Что ж, логично, ведь после вхождения республики в состав РФ на ее территории будут действовать законы соседнего государства, в соответствии с которыми осуществляется также и набор в армию. Власти нового субъекта федерации уже признали – места службы призывников не ограничатся полуостровом. Другими словами, перед крымчанами откроется возможность постигнуть все прелести службы на просторах необъятной России, в том числе в бывших «горячих точках» Северо-Кавказского округа. 

Эти земли лишь с большой натяжкой можно назвать спокойными. После распада СССР тут ураганом пронеслись этнические чистки и две Чеченские войны, унесшие жизни тысяч мирных жителей. Окончательно подавить боевиков не удается, и вот уже несколько лет тревожные вести с того края, как правило, связаны с террористическими актами. Обрывки новостных лент не дают полной картины о положении дел в регионе. Как живут там сегодня, своими глазами видел макеевчанин Александр Лушин.

Из окна автомобиля

Александр Лушин уже был героем одной из публикаций в нашей газете. Мы рассказывали о нем в публикации «Земля, не знающая счастья», посвященной поездке молодого человека в Афганистан. Выяснилось, до поездки в Среднюю Азию Александр вместе с единомышленниками успел побывать и в республиках Северного Кавказа. В принципе, с похожей целью – увидеть и прочувствовать жизнь в «горячей точке». Во время подготовки к путешествию пользователи специализированного интернет-форума советовали воздержаться от этой идеи, но, как правило, большинство из них никогда там не бывало.

Если в Афганистан Александр Лушин добирался самолетом, поездом и автостопом, то дорогу на Кавказ компания из трех человек покоряла на автомобиле. Их путь проходил по трассам М-4 «Дон» и М-29 «Кавказ». На границе Ростовской области и Краснодарского края, возле хутора Цукерова Балка, находится пост ГИБДД, знаменитый на все СНГ. Знаменитый – слабо сказано, ведь это место пользуется дурной славой среди автолюбителей. Есть много историй о том, как сами инспекторы с чрезмерным энтузиазмом проводят досмотры транспортных средств, подбрасывают наркотики и направляют водителей на сдачу анализов. 

- К счастью, здесь нас не останавливали, - рассказывает Александр. – Веселее стало дальше. Где бы нам ни приходилось реагировать на сигналы полосатых жезлов, сталкивались с какой-то предвзятостью. Хотя москвичам еще хуже. Местные считают, что столичные нагло себя ведут и у них денег куры не клюют, поэтому «оштрафовать» приезжего – чуть ли не дело чести. Параллельно с нами ехала машина с московскими  номерами, и ее стабильно принимали на каждом посту. 

 Кажется, первыми впечатлениями от поездки проникнется только автолюбитель, однако даже по инспекторам ГИБДД можно сделать срез характера местных. На въезде в Кабардино-Балкарию встречный «КамАЗ», поморгав фарами, предупредил путешественников, однако на посту им пришлось остановиться. Доводы о превышении допустимой скорости не увенчались успехом, и работник инспекции безопасности движения предложил просто купить квас. К такому предложению украинцы не были готовы и согласились, только бы расстаться по-хорошему. Немыслимая для нас ситуация, не правда ли? К слову, домашний квас, приготовленный женой предприимчивого кабардинца, оказался на удивление вкусным, но попробовали его спустя полтора часа. Гарантии, что на следующей остановке специальный прибор не покажет содержание алкоголя в организме, не было. Потом оказалось, местные  таким способом развивают торговлю. 

Проезжая через Северную Осетию, по пути обратили внимание на необычные дорожные знаки. Например, на одном из них красовалась надпись: «Осторожно – мины!», на другом – «На данном участке дороги возможен угон вашего автомобиля». А еще – первые блокпосты, охраняемые военными. Подолгу простаивать на них не рекомендуется с точки зрения безопасности. В этих районах боевики более или менее активны, иногда обстреливают блокпосты. Однако первая серьезная неприятность ожидала на въезде в Чечню. 

- Из-за ситуации в регионе здесь останавливают всех, обыскивают авто и проверяют содержимое багажника. Ничего запрещенного мы с собой не везли, но начальник блокпоста все равно отвел меня в сторону и процедил: «Тысяча». То есть, тысяча рублей за то, чтобы нас пропустили. Впервые за 10 лет водительского стажа пришлось дать взятку, ведь четко дали понять, что мы не на базаре, - продолжает Александр.

Условно мирная жизнь

Далее перегорела фара, и пришлось завернуть в магазин автозапчастей. Продавец – колоритный вайнах (представитель местных народов), особо не обращая внимания, беззаботно продолжал точить нож. На вопросы ребят просто утвердительно кивал головой и нехотя показал рукой, где лежат лампы нужного типа. Ну а в самом Грозном царит броуновское движение. Светофоры там не в почете – успевай только огибать тех, кто едет на красный. Причем на дорогах автомобили преимущественно ВАЗы или премиум-иномарки.  

Центральная часть мало чем отличается от любой европейской столицы. Разве что женщины ходят в хиджабах. Административные здания, кафе, торговый центр, храмы – от самого разрушенного города на планете, кажется, не осталось и следа. Можно сделать вывод: мирная жизнь здесь обходится ценой постоянных инвестиций из бюджета РФ. Но о войне не забывают, о чем свидетельствует культ личности духовного лидера Ахмата Кадырова, объявившего в 90-х джихад против русских. Кстати, простые чеченцы в большинстве своем не вооружены, но табличка «С оружием не входить» возле мечети все же натолкнула на мысли об обратном.

Следующая остановка на маршруте – Махачкала, столица Дагестана. Город советский, без грозненских денег и пафоса. Александр и компания разместились в гостинице, которая обычно принимает гостевые футбольные команды перед матчами с «Анжи», и были приятно удивлены ценами на проживание. Вечером прошлись к берегу Каспийского моря, чтобы искупаться, чем вызвали тревогу у работников отеля. Выяснилось, что покидать территорию можно только в сопровождении охраны, так как случиться может все. По этой же причине местные порекомендовали парням не посещать знаменитый бархан «Сарыкум», у которого снимался культовый фильм «Белое солнце пустыни». 

Бандформирования Северного Кавказа продолжают борьбу за независимость своих территорий, хотя мирное население их не поддерживает. Цель боевиков – создание государства Имарат Кавказ, и для ее достижения, по их убеждениям, все средства хороши. Федеральные войска периодически проводят антитеррористические операции, и Александр стал невольным свидетелем одной из них. На дороге их обогнал БТР, а спустя несколько минут, проезжая мимо дагестанской деревни, парень увидел, как военные средь бела дня штурмом брали дом. 

- Нельзя сказать, что эти места крайне опасны, но и не очень-то дружелюбны, - подводит итог Александр Лушин. – За пять дней серьезных проблем было мало, к украинцам там, в целом, неплохо относятся. Общались на русском, но в отдаленных районах молодежь вообще не понимает язык. Да и некоторые особенности могут поставить в тупик приезжего, и юмор – из их числа. Местные любят пошутить и посмеяться. Чего им не занимать – так это чувства любви и гордости за свою землю. Даже во время войны они не покинули родину, и сегодня продолжают восстанавливать ее из руин для будущих поколений.





Больше новостей читайте в печатной версии "Макеевского рабочего".

Газета выходит раз в неделю по пятницам.

Купить газету можно в киосках "Союзпечать", а также выписать в редакции.

Стоимость подписки на месяц (с программой ТВ) - 12,40 грн. или 25 рублей.