Макеевский рабочий | Украденное детство


Украденное детство

20.06.2014
>> 

Сегодня Всемирный день беженцев. Еще год назад эта дата в календаре могла остаться для многих из нас незамеченной и никакого отношения к нам не имеющей. В этом году этот день приобрел особый смысл. С конкретными лицами, именами, фамилиями и судьбами. Как-то особенно больно от того, что половина этих лиц – детские. Беженцами вместе со своими родителями стали тысячи детей, еще ничего не успевших сделать в своей жизни такого, чтобы их судьбы взяли и вот так перечеркнули. Многие из них еще даже не умеют говорить, но их глаза уже навсегда останутся взрослыми. 

Для нескольких сотен беженцев из Славянска вторым домом стала Макеевка. Здесь они сегодня начинают свою жизнь заново. И каждый день молятся о том, чтобы их малышам не пришлось во второй раз пережить то, что случилось с ними в Славянске. 

Когда знакомые из Киева пишут мне в «Фейсбуке»: «Зачем вывозить людей из Славянска? Ведь там можно спокойно сесть на маршрутку и выехать из города», возникает непреодолимое желание каждому дать номер телефона хотя бы одного человека, эвакуированного из этого ада на земле. Где останавливается эта волшебная маршрутка и где тот гуманитарный коридор,  по которому она ездит? Увы, на эти вопросы нет ответов. Как нет и маршрутки, и коридора…

Есть сотни историй спасенных, заново родившихся людей. О каждом из них можно снять фильм. Наверное, даже сериал. Документальный. Если, конечно, эта правда кому-нибудь интересна.

За последние несколько недель на диктофоне скопилось около четырех часов записей рассказов славянцев, приехавших в Макеевку. Это даже не интервью. Это скорее исповеди. Люди просто рассказывают о пережитом. Если не рассказывать, наверное, можно сойти с ума. 

За три недели поездок из Макеевки в Славянск гуманитарного коридора в этот город мы так и не нашли. Преодолевая многочисленные блокпосты, в первые поездки автобусам для беженцев удавалось проехать в самый центр города. Туда из самых разных уголков Славянска собирались люди, желающие выехать. Как правило, это женщины с детьми. Они приходили на два-три часа раньше назначенного времени – только бы спасительный автобус не уехал в Макеевку без них. 

Когда со стороны Константиновской трассы на въезде в Славянск была взорвана дамба, и автобусы уже физически не могли заехать в город, люди готовы были идти пешком (бежать, ползти…) семь, десять километров, с грудными детьми, с сумками в руках, только бы уехать. В одну из поездок наш автобус стоял и ждал тех, кто хотел уехать, полтора часа под прицелами снайперов, прямо напротив Карачуна. Солдаты нацгвардии (их блокпост был последним перед въездом в Славянск) после долгих переговоров пошли навстречу, разрешили недолго ждать людей, но в город не пустили.

- Блокпост был открыт только на выход. Некоторые хотели выехать семьями, но когда вместе с женщинами и детьми попытались выйти и мужчины и сели в маршрутку, солдаты направили стволы на машину и приказали мужчинам выйти и вернуться, - рассказывает Сергей, сделавший из Макеевки в Славянск и обратно пять рейсов за людьми. – Отцы попрощались с детьми за три секунды. А дети всю дорогу у меня спрашивали: «Дядя, а почему мой папа остался в Славянске, а ты едешь с нами?». Перед многочисленными блокпостами из Славянска в Макеевку женщины старались задергивать шторки в салоне машины, чтобы дети не видели людей с автоматами в руках…

За 10 км поездки из одного конца города в другой местные таксисты не стеснялись брать с беженцев 600 грн. Вернее, не с беженцев, а с нас, приехавших за ними. Эта сумма для многих жителей Славянска давно стала фантастической. Деньги просто закончились. В банкоматах, в кошельках, в заначках на черный день… Наверное, даже в самых страшных своих снах они и представить себе не могли, что этот черный день будет настолько черным. Без воды в кранах, без электричества, без продуктов в магазинах, без возможности спастись… Хотя на спасение каждый надеялся до последнего.

При переезде с одного места в другое славянские дети теперь задают вопрос: “Мам, а там, куда мы переезжаем, есть погреб?” Подвал для них – это тоже возможность спастись. От гаубичных, минометных обстрелов, которые многие дети, кстати, уже научились различать по звуку…

Пытаясь найти в происходящем хоть что-то хорошее, вспоминается заочное знакомство со славянским священником Петром Дудником. Этот человек одним из первых на собственном небольшом авто начал эвакуировать людей из заблокированного города. На его счету уже даже не сотни, а тысячи спасенных жизней. И сегодня при малейшей возможности его авто отправляется туда, где нужна помощь. 

- Люди выезжают с отпечатком панического страха на лице. Мы стараемся их утешить, успокоить, помочь, в том числе и финансово, - рассказывает священник. – Сегодня ввезли в город больше 80 продуктовых пакетов. К сожалению, начинается голод.  Старики не получают пенсию, мамы - детские пособия, при этом отсутствие воды и электричества приводит к большим проблемам.  Все 80 пакетов разобрали остро нуждающиеся горожане. Для мамочек и их деток ввезли памперсы и детское питание. У меня складывается впечатление, что война для кого-то - это просто игра, а жизнь простых людей – всего лишь разменная монета. В последнее время в СМИ муссируется тема, что в городе осталось около 7000 человек. Это неправда. В городе осталось не менее 35-40% населения. Мамочки, дети, мужчины, старики, лежачие больные, инвалиды… За два месяца эвакуации нам удалось вывезти из города чуть больше 2300 человек. Каждый день мы эвакуируем людей, и я вижу и знаю, сколько народа осталось в городе. Если кто-то думает, что Славянск можно просто стереть с лица земли, всмотритесь в лица тех, кто в городе, и подумайте о том, что и у вас тоже есть матери, отцы и дети. И если сегодня гибнут простые люди, по вине чьих-то амбиций, Бог обязательно спросит с вас. До сих пор никто официально не договорился о реальном коридоре для завоза помощи голодающим и живущим без воды, света и газа, а также без денег и пособий, людям. Нам приходится украдкой завозить медикаменты, чтобы помочь диабетикам, на твоих глазах умирающим без инсулина. Где коридор для эвакуации? Почему люди под выстрелы и разрывы снарядов покидают город. Да и покинуть его не могут, если мы не поможем. Почему не договорились о мире, хотя бы на время, чтобы помочь выехать простым людям и предоставить им транспорт и дальнейшее расселение? Всмотритесь в глаза детей; послушайте, что говорят старики; станьте хоть на немного человечнее. Моя молитва, как священника, о том, чтобы в Славянске не было военных людей, чтобы мои дети могли вернуться в родной город, ходить в школу, бегать по безопасным улицам. 

Человек привыкает ко всему. Даже к войне. В последний момент, когда надо принимать решение брать с собой самое необходимое и ехать, некоторые отказываются от эвакуации. Кто-то не может бросить нетранспортабельную парализованную бабушку, кто-то отказывается ехать без мужа (мужчин из города не выпускают), а кто-то просто не решается ехать в никуда.

На вопрос, что вас там держит, больше всего меня поразил ответ одной женщины: «Я не могу бросить здесь новый холодильник, недавно купленный в кредит…». На самом деле, жалеет она, конечно, не холодильник. До боли жалко оставлять дом, на обустройство которого потрачены годы жизни, понимая, что ты в него больше никогда не вернешься. Не вернешься, потому что сегодня или завтра в него попадет снаряд и сотрет его с лица земли вместе с жителями, которые так и не решились бросить нажитое. 

- Никогда не думала, что мы станем бомжами, - говорит Елена, приехавшая в Макеевку из Славянска с 10-летним сыном. 

В нашем городе они начинают жизнь не просто с нуля. Искать пришлось не только жилье и хоть какую-то работу, а даже ложки и тарелки. Потому что выехать успели в том, в чем были, успев взять документы. 

Вспомнит ли об этих людях когда-нибудь государство, начнет ли замечать их? Пока беженцам из Славянска, обратившимся на правительственную горячую линию с вопросом о переоформлении социальных выплат, отвечают: «Славянск? Такого города больше нет на карте. Там все погибли. А выплачивать пособия трупам мы не будем».

- Когда стреляли автоматы, это было страшно, но со временем к этому привыкли, - рассказывают беженцы. - Когда работали крупнокалиберные пулеметы, это вызывало страх, но когда разрывались мины и над головами пролетали снаряды, вот это было настоящим ужасом. Сын однажды вечером произнес молитву: “Боженька, сохрани меня ночью, чтобы я не был убит”.

 Тем временем Славянск погрузился в какой-то бесконечный траур. Те, кто выжил, хоронят тех, кому не удалось. Снаряды летят не только по позициям ополченцев, но и в жилые дома. На улицах лежат трупы. Соседи укрывают их половиками.

- Нас здесь много таких осталось, мирных. Большинство – старики.  Очень сильно бомбили сегодня, и прямо по жилым домам. Так страшно, что жить не хочется. А ехать некуда. Вот маме 73 года, свекрови 83. Мы же не бросим их на погибель, - голосят, рыдая, женщины. - Мы привыкли, что стреляют. Но что было сегодня ночью… Вот просто взяли и разбомбили. За что, за какие идеи? Я не знаю, что еще сказать. Я только хочу, чтобы правительство приехало сюда, под обстрел. И посмотрело на свой «мирный путь». 

Ритуальные конторы сюда уже не ездят — опасно. Морг не работает из-за отсутствия света. Мужчины в поселках в постоянной готовности – к рамам велосипедов привязаны лопаты, чтобы можно было сразу копать и хоронить… 

Город расстрелян. Клубы едкого, смоляного дыма заволокли все. Окраины Славянска уже сравняли с землей. От самого города тоже остались только руины. Многие из уехавших понимают, что возвращаться им просто некуда, но пока отказываются признаться себе в этом. Жара, отсутствие воды в городских системах... Нет электричества... Вдобавок ко всему полное отсутствие связи. Разрушенные жилые дома, раненые мирные горожане. Убитые дети. 

На днях в редакцию позвонил мужчина из ближнего зарубежья с просьбой эвакуировать из Славянска его пожилую мать. Дал номер телефона. Мобильный стабильно не отвечает. Городской тоже упорно молчит. Жива ли… Дай бог, чтобы сын все-таки дождался ответа после долгих телефонных гудков…


Любого здравомыслящего человека в настоящий момент интерсует anna-news.info/node/17158. И порой становится страшно от осознания реальности.





Больше новостей читайте в печатной версии "Макеевского рабочего".

Газета выходит раз в неделю по пятницам.

Купить газету можно в киосках "Союзпечать", а также выписать в редакции.

Стоимость подписки на месяц (с программой ТВ) - 12,40 грн. или 25 рублей.