Макеевский рабочий | ГОДЫ 1914 И 2014. СХОДСТВА И ОТЛИЧИЯ


ГОДЫ 1914 И 2014. СХОДСТВА И ОТЛИЧИЯ

11.07.2014
<< >> 

Ровно 100 лет назад выстрел серба Гаврилы Принципа в эрцгерцога Фердинанда положил начало Первой мировой войне. Век спустя политики повторяют практически все ошибки тех времён.

В английском языке только одна война называется Великой — Первая мировая, которая началась 28 июня 1914 года. Этот конфликт не был самым  кровопролитным в мировой истории — по официальным данным, на фронтах погибли не более 10 млн. человек, тогда как жертвами Второй мировой стали 60 млн. Он не длился 100 лет, как войны средневековья. Но именно Первая мировая оказалась переломом, который изменил Европу и весь мир навсегда. В 2012 году умер последний ветеран британских войск, принимавший участие в этой войне. Казалось бы, счета тех времён уже закрыты. Европейский союз отвергает саму идею новой войны в Европе, Франция и Германия если и борются, то только в залах заседаний Европарламента. Да и прогресс полностью исключил возможность нового большого конфликта.

Примерно так же думали и 100 лет назад, когда по дну Атлантического океана проложили первый телефонный кабель, а самолёты начали осваивать небо. Тогда люди верили, что все конфликты можно решить на международных конференциях, а наращивать вооружения необходимо для создания стабильности. Многим казалось, что мировой порядок, установленный на Венском конгрессе в 1814-1815 годах, будет вечным.

А когда война всё же началась, большинство политиков и дипломатов даже представить не могли, что она может затянуться на четыре года и привести к перелому всей мировой истории. Бытовало мнение, что главные мировые государства — Великобритания, Германия, Франция, Россия и Япония — не станут вести борьбу на истощение в Европе. 

Для США все сложности Старого Света и вовсе представлялись не более чем дымом на далёком горизонте.

До того, как Гаврило Принцип нажал на спусковой крючок.

Роковой выстрел

28 июня 1914 года наследник престола Австро-Венгерской империи Франц Фердинанд с женой приехали в Сараево на манёвры.

Им предстояло проверить, сколь прочно новая территория империи перешла под власть Гамсбургов после того, как в 1908 году Вена аннексировала эти земли в ходе непродолжительных военных действий против Сербии. В тот день в боснийской столице, по которой медленно двигался кортеж эрцгерцога, находились сразу трое убийц из экстремист-ской организации Млада Босна. Один из них, Неделько  Чабринович, первым бросил гранату в машину наследника престола, но она отскочила от крыши и взорвалась рядом с авто.

Видя, что его сейчас схватят, террорист попытался отравиться и утопиться одновременно: принял яд и прыгнул в реку Миляцка. В итоге яд не подействовал, а река оказалась слишком мелкой, полиция вытащила Чабриновича.

Кортеж принца изменил свой маршрут и через несколько часов наткнулся на Гаврилу Принципа, который и застрелил Франца Фердинанда. Его тоже схватили. В ходе допроса сербский студент-анархист признался, что покушения готовили в Сербии и спонсировали тоже из Белграда.

Так как Принципу было всего 19 лет, его не могли приговорить к смертной казни - по законам того времени он был ещё несовершеннолетним. Поэтому убийцу осудили на 20 лет тюрьмы. Там он, всеми забытый, и умер от туберкулёза за полтора года до крушения ненавистной ему Австро-Венгерской империи. Впрочем, судьба одинокого террориста уже никого не волновала — началась большая политика.

Австрия предъявила ультиматум Сербии и после отказа Белграда объявила войну. Тогда в этой истории появилась Россия, которая в начале XX века подписала с сербами секретный протокол о взаимной защите и теперь была готова воевать за них.

Это решение официального Санкт-Петербурга стало венцом политики Российской империи на Балканах. Ещё в середине XIX века она провозгласила идею освобождения славянских народов от мусульманского ига и защиты их от католиков. Россия постоянно поддерживала восстания в Болгарии, Румынии, других балканских странах и даже начинала войну за независимость этих государств.

Особенно популярными лозунги помощи “славянским братьям” стали к 1890 годам. Тогда Османская империя переживала новый кризис и Россия могла получить не только контроль над Босфором и Дарданеллами, но и статус великой державы.

Гонка вооружений          

Но российская политика по освобождению “угнетённых народов” Балкан сама по себе не смогла бы разжечь такой убийственной войны. Главная причина конфликта — в идее повального вооружения больших стран.

По мнению историков, к началу XX века сложилась необычная ситуация. С одной стороны, Великобритания, Германия и Франция хотели сохранить и увеличить свою власть в Европе, но при этом не готовы были разрушать мир на континенте. Поэтому они и решили постоянно вооружаться, чтобы сдержать своих соперников.

С экономической точки зрения Европа в то время начала тратить на оружие слишком много. И даже те государства, которые сами не строили заводы по производству снарядов или взрывчатки, предпочитали инвестировать в эту отрасль. Ведь её продукция была постоянно востребована, и без прибыли никто бы не остался. В 1914 году у стран Антанты (Великобритании, Франции и России) насчитывалось более 500 самолётов и 450 тяжёлых полевых орудий, тогда как в 1902 году эти показатели не превышали 100 и 150 единиц соответственно.

Интересно, что подобную милитаризацию можно наблюдать и сегодня. Китай в последние годы нарастил свой военный бюджет на 175% и собирается к 2020 году стать самой могущественной страной в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

А в США, где военные расходы под давлением избирателей сокращаются, всё сильнее поддерживают милитаристские устремления Японии. Эта страна, которая после Второй мировой отказалась от своей армии, теперь опять решила возродить её, для того чтобы показать: она готова бороться за лидерство в регионе.

Если КНР в прошлом году провела первые испытания своего авианосца, то Япония начала программу строительства таких же кораблей, причём Вашингтон заявил, что готов передать своим союзникам часть технологий ядерных силовых установок. По прогнозам института SIPRI, к 2025 году государства могут достичь критической точки в вооружениях. Тем более что и в Токио, и в Пекине растут милитаристские настроения, когда сосед воспринимается исключительно как враг и конкурент.

Тем не менее начало конфликта 1914 года выглядело не очень впечатляюще, только через месяц после убийства эрцгерцога Австрия решилась действовать и вторглась в Сербию. Россия сразу заявила, что не допустит оккупации этой страны, и начала медленную мобилизацию. Даже через несколько дней после австрийского вторжения Николай II предложил правителю Германии Вильгельму II решить вопрос Сербии с помощью международного арбитража в Гааге.

Надо сказать, в политической мысли начала XX века преобладал идеализм, тогда многим казалось, что международные организации и постоянные конференции, посвященные разоружению, смогут отсрочить или вообще  предотвратить большую войну. В тот период они были модным средством для снятия международного  напряжения, как это случилось в 1906 году в испанском городе Альхесирасе, где ведущие страны решали судьбы Северной Африки. А в 1899-м начался целый ряд съездов в Гааге, которые должны были запретить жестокие методы ведения войны — крупнокалиберную артиллерию, самолеты и химическое оружие.

Все эти собрания не принесли особого результата, мир продолжал спешно вооружаться. В точности, как и в наши дни, когда ООН не может принять решение для остановки конфликтов в Сирии, Украине или Ираке, так  как из-за конкуренции ведущих стран там нет согласия. Не принимаются главными государствами мира и конвенции о запрете противопехотных мин или бактериологического оружия.

От манёвров к застою

К августу 1914-го главные державы Европы, наконец, решились на военные действия. А осенью события начали развиваться стремительно. В германском генеральном штабе считали, что нужно для начала разгромить Францию и заставить Англию отказаться от любых действий на континенте, а потом заняться Россией и подарить Австрии Балканы.

В связи с этим уже 4 августа германские силы вторглись в Бельгию. Этот шаг стал полной неожиданностью для французов. В Париже ждали, что немцы нанесут свой удар со стороны Эльзаса, который они захватили в ходе войны 1870-1871 годов. Но в Берлине решили предпринять обход прямо на Париж.

В итоге пострадала нейтральная Бельгия, не подготовленная к сопротивлению. К концу месяца большая часть этой страны была оккупирована немцами, вступившими во Францию. Французы, в свою очередь, попытались вторгнуться в Германию через Эльзас. Но оказалось, что немцы  лучше вооружены, а главное — готовы сражаться, в то время как французские солдаты предпочитали бежать или сдаваться в плен.

К сентябрю немецкие солдаты уже маршировали по северу Франции и намеревались войти в Париж. В нескольких небольших битвах - при Аррасе и Ипре - значительная часть французских войск была разбита, а линия фронта оттягивалась всё дальше на запад. Париж, казалось, остался беззащитным.

Но в ходе своего наступления, когда войска передвигались с поразительной скоростью по 100 км в день, Германия слишком растянула коммуникации и ослабила фланги. Этим воспользовались французы, которые собрали остатки своих сил и перебросили из Парижа дополнительные подкрепления (из-за отсутствия машин солдат перевозили на такси). И 9 сентября разбили немцев, оттеснив их к рубежу от Северного моря до Вердена.

Обе стороны остановились. Манёвренная война на западном фронте закончилась. После этого линия фронта менялась очень незначительно. Война перешла в стадию окопного противостояния, когда даже массированные атаки при поддержке артиллерии приводили к сдвиганию линии фронта только на 5-10 км, да и то ценой десятков тысяч жизней.

С Восточным  фронтом всё было не так просто. Главной неожиданностью там стала быстрая мобилизация российской армии. В 1914-м генералы рапортовали, что армия даже опередила поставленные сроки и была готова воевать. Уже к 20 августа русские начали битву при Гумбиннене в Прибалтике. И, что оказалось ещё большим сюрпризом, разбили немцев и продвинулись к Висле.

У России тогда был шанс окружить целую германскую армию, но в Берлине решили быстро перебросить с западного фронта два корпуса и самим начать наступление в Восточной Пруссии. В результате теперь уже российская армия была разбита и отброшена к старым границам империи. События переместились южнее, на территорию Галичины. Там Россия  начала одну из самых больших своих операций в этой войне. Силами четырёх армий она ударила по австро-венгерским корпусам и 22 августа захватила Львов и вышла к Карпатам. Южнее российские войска заняли всю Буковину и продвинулись дальше в сторону Болгарии. К концу 1914-го линия фронта растянулась от Балтийского моря по Карпатам и до устья Дуная. Правда, эта операция стала чуть ли не единственной большой победой Российской империи в Первой мировой. Государство исчерпало почти все запасы вооружения и оказалось полностью неготовым к затяжному конфликту. В следующие годы фронт стабилизировался.

Бег по кругу

Армии попали в тупик, когда выпущенный миллион снарядов не помогал сдвинуть линию фронта ни на метр. А использование танков, самолётов или даже химического оружия не приносило должного эффекта. В результате мир оказался на грани великих преобразований, которые изменили его.

Однако после огромных потерь и полного разочарования ни одно из ключевых государств-участников не смогло упрочить мировое господство. В Англии и Франции началась эпоха затяжного кризиса, другие империи вообще распались и погрузились в смуту гражданских войн и революций.

Только США и Япония, которые старались свести своё участие в этой войне к минимуму, смогли получить значительные территориальные и финансовые прибыли. Хотя именно эти победы и толкнули через 30 лет Вашингтон и Токио к вооружённому противоборству за Тихий океан и во многом сделали Вторую мировую самой глобальной войной в истории человечества.

Но в 1910-е годы о Второй мировой никто не думал. Ведь Первая мировая казалась войной, после которой не должно быть других. Каждый следующий конфликт был бы предательством тех солдат, которые погибли в 1914-1918 годах, а также тех, кто вернулся и сформировал так называемое потерянное поколение в Европе.

Эта война должна была лишить Европу наивной точки зрения о том, что конфликт — продолжение красивых политических манёвров. Однако в итоге даже 100 лет спустя понятно, что ничего не меняется — страны всё так же ищут повод для наращивания военной мощи, завоевания новых сфер влияния и начала новой победоносной кампании, забывая об уроках 1914-го.          





Больше новостей читайте в печатной версии "Макеевского рабочего".

Газета выходит раз в неделю по пятницам.

Купить газету можно в киосках "Союзпечать", а также выписать в редакции.

Стоимость подписки на месяц (с программой ТВ) - 12,40 грн. или 25 рублей.