Макеевский рабочий | ЯКХЗ: ранен, но жив


ЯКХЗ: ранен, но жив

13.10.2014
>> 

Один из самых сложных периодов за всю историю предприятия в августе-сентябре этого года пережил Ясиновский коксохимический завод: неделя беспрерывных обстрелов, серьезные разрушения на целом ряде производственных объектов, остановка коксовых батарей…

Возвращаясь в Макеевку после непродолжительного отсутствия, но при этом имея информацию о том, что происходит в родном городе, я решила для себя, что первым предприятием, которое  посещу, – будет Ясиновский коксохимический завод. Ехала, как к родственнику, которого долго не видела, но знала, что в период нашей разлуки он очень тяжело болел. Не знала, что увижу, не знала, что скажу.

Увидела следы войны, следы расстрела. Посеченные осколками стены, выбитые окна, воронки, пробоины, следы пожаров…  И людей, которые были просто рады гостям. Они рассказывали о том, что пережили, и когда видели испуг в наших глазах, тут же начинали успокаивать: «Главное, что живы и все это позади». «Молились много и вымолили», - говорят одни. «Ни на минуту не бросали завод, спасали», - говорят другие. И вымолили, и спасли.  Ран много, но завод жив. Живы все коксовые батареи, а пятая даже загружена.

Но обо всем по порядку.

 Первые сложности в работе завода  возникли еще в июле из-за прекращения подачи технической воды. Помните, в ходе проведения боевых действий в Славянске несколько раз снаряды попадали в насосную станцию, в водовод канала “Северский Донец – Донбасс”. Наша газета тогда писала, как коксохимики,  спасая завод, три недели круглосуточно  возили   воду  из отстойников шахты им. Бажанова в автоцистернах и по железной дороге.   

9-го августа в результате артобстрела было прекращено электроснабжение станции Полугорки.

13-го августа из-за повреждений была закрыта для перевозок станция Криничная.

16-го в ходе боевых действий были повреждены линии электропередач, что привело к полному прекращению поставки электроэнергии на завод по обоим вводам. Электроснабжение предприятия осуществлялось за счет собственной электроэнергии, вырабатываемой электрогенератором паровой турбины.

19 августа – самый черный день. Территория завода подверглась артиллерийскому обстрелу. Технологический процесс загрузки и выдачи коксовых батарей был полностью прекращен. 

В результате давление коксового газа достигло критических параметров и привело к остановке газодувной машины цеха улавливания, котлов ТЭЦ, остановке паровой турбины. Вследствие происшедшего была произведена остановка, с прекращением обогрева, коксовых батарей №1, 4, 5, 6.

Фактически, завод был полностью остановлен.

Буквально через  день снаряд попал в хранилище горючих материалов, и столб черного дыма над заводом был виден не только  жителям Макеевки.

По сути, можно остановить любой агрегат, любое предприятие, но нельзя остановить желание спасти родной завод. И было принято решение, используя «горячее состояние» коксовой батареи №5, за счет аккумулированного тепла кокса, находящегося в печах, произвести ее разогрев с использованием природного газа. В этом был большой риск, но в этом был и большой шанс. И риск оказался оправданным. А вместе с тем после загрузки коксовой батареи №5 и перевода ее на постоянный обогрев коксовым газом было обеспечено производство пара, собственной электроэнергии и тепла для сохранения инфраструктуры завода.

Сегодня завод восстанавливается и возвращается к жизни. И за каждым делом – большим и малым – стоят люди. Героические коксохимики. И нет сомнений, что завод не просто вернется к жизни, он вернется в ряды флагманов и возглавит их. Отремонтируются  помещения, заменятся агрегаты… И только душевные раны будут еще долго нестерпимо  ныть, рождая вопрос: «Зачем?»

Один за всех. И все за одного

День 19 августа 2014 года навсегда останется в биографии Ясиновского коксохимического завода как один из самых страшных за время этой войны.

В течение недели завод ежедневно подвергался обстрелам. Снаряды попали не только в четвертую, пятую и шестую батареи - практически на каждом объекте, начиная от храма и здания заводоуправления и заканчивая вагоноопрокидывателем, который находится в самой крайней точке на территории предприятия, есть повреждения.

Мы пообщались с теми, кто пережил эти страшные дни вместе с заводом.

-19-го числа с утра работали в относительно привычном режиме, - рассказывает заместитель начальника коксового цеха ПАО «ЯКХЗ» Юрий Стружко. – После 9 часов снаряды начали падать уже в непосредственной близости к заводу и на территории предприятия. Но выдачу кокса все равно производить надо. Люди, которые были задействованы в этом процессе, - просто герои. Наверх, на батарею, надо было подниматься, чтобы загружать печи. А там открытое пространство. Начался обстрел – побежали в укрытие, стало чуть тише – снова работаем. На шестой батарее до сих пор воронка от снаряда… 

Когда стало уже невозможно производить загрузку печей, это было в районе 14-15 часов, как следствие, снизилась выработка коксового газа, который был единственным источником для питания котлов и, соответственно, ТЭЦ для выработки электроэнергии. Отсутствие внешнего электроснабжения, отсутствие газа для выработки собственной энергии - питаться нечем. Загрузку печей и выдачу кокса вести невозможно. Около 15 часов были вынужденно остановлены ТЭЦ, машинный зал, коксовый цех и в целом весь завод.

Питать завод нечем, а надо – из первой, четвертой и шестой батарей необходимо было произвести выдачу кокса. В период после остановки завода команда электриков обеспечивала питание предприятия, применив целый ряд нестандартных решений и методов, обеспечивая подачу малых объемов электроэнергии. Посредством имеющихся на заводе генераторов для решения каждой конкретной задачи они складывали специальные схемы электропитания, которые позволили поставить батареи на холодную консервацию, выдержав все параметры. 

- Работать приходилось в крайне тяжелых условиях, - говорит электрик коксового цеха Евгений Яловой. – И экспериментировали, и рисковали, поскольку до этого опыта работы в таких условиях у нас не было. А, кроме того, старались выходить ограниченным составом, чтобы подвергать опасности как можно меньшее число людей. Все относились с пониманием. Сколько надо, столько и находились на заводе. От службы электриков работало четыре человека. Спасибо ребятам-электрикам: Владимиру Кожушко, Евгению Баушеву, Юрию Попкову.

Первый послевоенный кокс

Особенность коксовых печей заключается в том, что они разогреваются один раз и один раз останавливаются. Поэтому основной задачей  было сохранить температурный режим на максимально продолжительное время.

Решение о постановке первой, четвертой и шестой батарей на режим холодной консервации давалось трудно и принималось в крайне сложных условиях  – полная неопределенность перспектив, газоснабжения нет, инфраструктура разрушена, электроснабжения нет. Были проведены десятки консультаций со специалистами. В итоге одну батарею, пятую, решили оставить с коксом до последнего – держали ее больше месяца!

Самой главной задачей было не дать батарее остыть. В некоторых печах температура к тому времени уже понизилась до 500 градусов, а на отдельных участках кладки и до 300 градусов. Температуру в пустых печах приходилось поддерживать даже сжиганием дров.

- Разогрев пятой батареи начали 19 сентября и готовили ее к выдаче кокса неделю. Разжигали от специально подведенного природного газа. Момент его подачи был самым напряженным. Никто не знал, как батарея себя поведет. Мы делали это впервые, - говорит Юрий Стружко. 
- Совместными усилиями огромной команды людей нам удалось это сделать. Огромное спасибо хочется сказать бригаде ГП “Коксохимстанция” во главе с Валерием Бусловым, которая оказала нам большую поддержку. И 26 сентября мы выдали кокс, тот самый кокс, который больше месяца поддерживал температуру кладки печи за счет своего тепла. А уже 1 октября снова загрузили батарею. И стало совершенно ясно, что все предпринятые рискованные меры и приложенные титанические усилия были оправданы – 2 октября пятая батарея выдала первый послевоенный кокс!

Коллективу – низкий поклон

Один за всех и все за одного! По этому принципу весь этот сложный период жила и работала целая команда.
- Огромное спасибо нашим специалистам: мастеру регулировки обогрева Евгению Карманову, мастеру производства Александру Козыреву и всей его первой смене в составе 9 человек, мастеру по регулировке коксохимстанции Павлу Слюсаренко. Газовщики – молодцы. Это и Руслан Назаренко, и Владимир Тонконогов, и Василий Буденный, и Олег Федяков – как бы тяжело им ни было, ребята работали, - с гордостью за собственный коллектив говорит Юрий Стружко. -  Огнеупорщики помогали, чтобы батареи как можно дольше сохраняли тепло. Большой вклад ребята внесли. Руководили ими мастер производства по горячим ремонтам Владимир Карепин и Артем Завальный. Низкий поклон команде механиков Артему Шумакову, Валентину Васильеву, Эдуарду Янюку, Вячеславу Кошубе, Максиму Гусаченко, Андрею Андрюшкину. Всем начальникам смен, которые готовы были находиться на заводе и днем, и ночью, спасибо. У многих вся жизнь связана с этим предприятием. Некоторые себя без завода уже и не мыслят. Знаете, даже люди, которые живут на поселке ЯКХЗ и на заводе уже не работают, все время интересуются: как там завод, скоро будет работать? Для многих это уже не просто рабочее место детей, кормилец 
семьи – это уже часть жизни.

Душа болела за завод

На подмогу коксохимикам в этой непростой ситуации всегда был готов прийти машинист бульдозера автотранспортного цеха Юрий Бурцев. Задача перед ним стояла очень непростая и очень ответственная – ежедневная погрузка 15 вагонов угля, предназначенного для отправки на Макеевский коксохимический завод, который на тот момент испытывал острый дефицит шихты. И «ясиновцы», несмотря на то что сами находились в сложнейшей, критической ситуации, конечно, не могли не прийти на помощь. 
Работать Юрию Бурцеву приходилось на открытом угольном складе. Сам себя героем не считает, говорит, просто не мог по-другому – душа болела за завод.
- Не боится только дурак, тем более, когда снаряды в нескольких десятках метров от тебя рвутся, - вспоминает Юрий Алексеевич. - Но завод-то спасать надо было. Я здесь уже десять лет работаю, как можно было его предать? Если честно, то завод было жалко больше, чем себя. Такая мощь погибает. А еще было понимание: кто, если не мы? Люди наши - молодцы. Спасибо моему сменщику Андрею Маньковскому. Менялись через день, потому что психологически каждый день одному человеку выдержать такое было сложно. Поэтому работали по очереди. Один я бы никогда не справился.

 Победить пожар в одиночку

Героем на своем посту оказался и сторож Сергей Лаевский. В ночь с 3 на 4 сентября он нес службу в профилактории «Родничок». Буквально через несколько часов после того, как Сергей заступил на смену, санаторий-профилакторий подвергся мощнейшему обстрелу. Снаряды попали в крышу помещения, пробили стены, от взрывной волны посыпались стекла… В здании начался пожар, загорелась обшивка фасада. Тушить пожар в первые минуты возгорания и не дать пламени распространиться по зданию до приезда пожарных Сергею Лаевскому пришлось в одиночку.
- Снаряд попал прямо в здание и приземлился в одном из кабинетов. Взрывная волна была такой силы, что стулья выбрасывало из комнат и они встревали в двери… Вот отверстия от осколков, - проводит для нас экскурсию по зданию Сергей Виленович. – Во дворе от взрыва раскололась на части огромная ель. Слава богу, никто не погиб. Только кошку нашу убило. В тот период у нас в профилактории жила семья беженцев из Ясиновки, поэтому спасти надо было не только себя, но и их, тем более, что там был ребенок. Весь этот кошмар длился всего несколько минут, но забыть его, наверное, уже никогда не удастся.
На заднем дворе профилактория до сих пор лежат осколки смертоносного снаряда и остатки покореженной взрывной волной мебели. Больше всего пережившие этот ужас люди мечтают о том, чтобы им больше никогда не пришлось услышать снова звуки разрывающихся снарядов.
 




Больше новостей читайте в печатной версии "Макеевского рабочего".

Газета выходит раз в неделю по пятницам.

Купить газету можно в киосках "Союзпечать", а также выписать в редакции.

Стоимость подписки на месяц (с программой ТВ) - 12,40 грн. или 25 рублей.