Макеевский рабочий | Линия фронта: между жизнью и смертью


Линия фронта: между жизнью и смертью

27.10.2014
<< >> 

На войне у каждого своя линия фронта. У макеевских медиков  эта линия фронта проходила без преувеличения между жизнью и смертью. А главная задача заключалась в том, чтобы забрать у войны в пользу жизни как можно больше пострадавших.

Как приходилось работать макеевским медикам в условиях войны, рассказывают те, кто не нарушил клятву Гиппократа, рискуя собственной безопасностью.

На войне «скорая» еще быстрее

В прямом смысле на передовой были все это время бригады «Скорой помощи».

- Специфика нашей работы в том, что она круглосуточная. Для нас нет комендантского часа. Есть больной, и к нему надо ехать в любое время суток, - рассказывает главный врач Макеевской станции «Скорой помощи» Шамиль Утюшев. -  Работать было непросто. Так сложилось, что под видом бригад «скорой» в последнее время совершались различные диверсии и провокации, поэтому внимание к нам пристальное и порой даже предвзятое. Безусловно, понимаем, что время сейчас такое. И у нас есть договоренности с городской комендатурой, но сложности иногда возникают. Ездить приходится и в ночное время, и в опасные районы.

Как самый горячий период медики вспоминают вторую половину августа и начало сентября. Сложности были связаны не только с большим количеством пострадавших в результате боевых действий, но и с серьезным оттоком кадров. Из 30 бригад в строю ежедневно были только 24, а в отдельные дни и 20.

- Очень тесно взаимодействовали со службой МЧС, - говорит Шамиль Утюшев. – Они работали непосредственно в очагах боевых действий, мы подъезжали максимально близко, они подвозили пострадавших и раненных  к нам. Или же когда обстрел заканчивался, нашим машинам давали зеленый свет для проезда непосредственно в очаг. Были и такие случаи, когда наши бригады попадали под обстрел. Погибших, слава богу, нет. Но раненные были. А, вообще, война действительно показала, что человек познается в беде. Все стали гораздо ответственнее, человечнее. Низкий поклон всем нашим специалистам за мужество, смелость и верность профессии и пациентам. 

Что такое медицина в экстремальных условиях, теперь не понаслышке знает и заведующий подстанцией «Скорой помощи» 

№ 1 Сергей Тюков:

- В отдельные дни августа бригады работали, практически не заезжая на станцию. Заезжали только заправить сумки медикаментами и машины горючим и ехали дальше. Конечно, было страшно. Всякое бывало. И под обстрелы попадали, но продолжали работать. 

Кто, если не мы?

Серьезная нагрузка в период активных боевых действий легла и на Клиническую Рудничную больницу. Большую часть пострадавших привозили именно сюда. Причем не только из Макеевки. Раненных из Иловайска, Харцызска, Тореза везли тоже сюда. И дело не только в удобной географии – в Рудничной мощный диагностический центр, квалифицированные хирурги и нейрохирурги.

- Привозили очень тяжелых пациентов. Самый напряженный день – 19 августа, когда у нас было одновременное поступление 15 раненных, - рассказывает заведующий реанимационным отделением Рудничной больницы Андрей Колесников. - Реанимацию начинали прямо в приемном отделении, где у нас одновременно находилось до четырех больных.  И здесь надо отдать должное нашим хирургам – все отработали на самом высоком уровне. Каждый был на своем месте и делал все, что от него зависело в конкретной ситуации. Работали, как отточенный механизм.

За период с июля до начала сентября в реанимации Рудничной больницы помощь была оказана более чем 200 пострадавшим в результате боевых действий. В целом по больнице было прооперировано более 300 человек с различными ранениями. Абсолютное большинство – гражданское население.

Самое печальное, что были среди пострадавших и дети – шесть человек. Двоих из них, к сожалению, не удалось спасти.

- Мне запомнился случай, когда к нам поступила 5-летняя девочка из поселка Нижняя Крынка. У нее была сложная черепно-мозговая травма в результате осколочного ранения в височную долю, - рассказывает Андрей Колесников. – У нас было два варианта: либо делать операцию в нашей больнице, либо ждать, пока приедут областные специалисты и заберут ребенка в Донецк. Поскольку случилось это вечером и был риск, что донецкие медики могут не приехать, наши нейрохирурги приняли решение оперировать на месте. Тем самым спасли ребенка. В течение двух суток девочка восстановилась. И самое приятное: дней через 10 у меня снова было дежурство. Иду я по коридору. И она с мамой идет. Кричит мне: «Здрасте, доктор! Спасибо!». И бросается мне на шею. В такие моменты понимаешь, что даже ради одной этой спасенной жизни  стоило все эти месяцы здесь быть.

Нелегкими эти месяцы выдались и для нейрохирургов. 

Заведующий отделением нейрохирургии Рудничной больницы Олег Воронин – именно тот доктор, который спасал 14-летнего подростка из Зугрэса, случайно подорвавшегося на мине.

- У мальчика было очень тяжелое ранение головы, осколок вошел в левую глазницу с повреждением глазного яблока, пробил череп и вошел в левое полушарие головного мозга, - рассказывает Олег Юрьевич. - Было повреждение и лобной, и теменной, и височной доли с образованием внутримозгового кровоизлияния и повреждением костей основания черепа. Плюс к этому еще и травмы конечностей. К счастью, мальчика удалось спасти. Но не всегда так получается. Были и другие случаи, когда травмы не совмещались с жизнью. Сказывался и дефицит медикаментов. Ведь одно дело прооперировать, а другое – выходить больного.  Но даже если на 1000 случаев есть один шанс, его надо использовать. 

В реанимации нуждается уже сама медицина

Работали сутками, порой не считая, кто сколько часов провел в операционной. Отдохнул, поспал пару часов - и снова в операционную, на смену тому, кто подменял тебя.

Стоит отметить, что все это время, например, реанимационное отделение работало 50% составом. Сегодня из 23 положенных по штату докторов в реанимации осталось только 11. Аналогичное положение с медицинскими сестрами: из 20 ставок 10 вакантны. 

В нейрохиругии по состоянию на 1 октября штат врачей укомплектован на 40% (из 11 работают 3), сестринский - на 66%. Аналогичная статистика по всей больнице.

- Недавно у нас была ситуация, когда на дежурстве вообще не было медсестры. И причина не в том, что люди не хотят работать. Многие уехали, у всех свои обстоятельства, вынужденные. У тех, кто остался, элементарно нет денег даже на проезд, чтобы добраться до работы. Четыре месяца медики вообще не получают зарплату, - говорит Андрей Колесников. – Одна из по-

следних ситуаций: у нашей медсестры не было денег на проезд. Говорю, садись в маршрутку, попроси водителя, чтобы остановил на Рудбольнице, я здесь за тебя заплачу. Водитель не взял… Хочется обратиться к людям с просьбой, чтобы все человечнее, с большим пониманием относились друг к другу, к чужой беде, ведь мы не знаем, в какой ситуации окажемся завтра сами.

Сетуют медики и по поводу того, что из-за массового оттока кадров и множества других факторов разрушается создаваемая годами система.

- У нас всегда была очень мощная база, Рудничная больница со своей 125-летней историей всегда была очень хорошим примером, на который равнялись многие не только в регионе, но и в стране. Сегодня здесь остались самые стойкие, не случайные в медицине люди. И очень жалко, что все это рушится, - отмечает Андрей Николаевич. – Потом очень тяжело будет все это заново восстановить. А техногенно нагруженному городу, каким является Макеевка, такое лечебное учреждение, как Рудничная больница, просто жизненно необходимо. Если не приложить усилия для сохранения системы сегодня, завтра может быть уже поздно. 


Хотите отдохнуть от работы, от суеты? Тогда, надо ехать в Крым! http://kenesh.com/katalog/semejnyj-otdyh-v-krymu это доступно, просто и великолепно! Море, чистый воздух, горы! Это рай на земле! Ждем вас на нашем сайте kenesh.com для уточнения всех подробностей! Пришло время отдыхать!





Больше новостей читайте в печатной версии "Макеевского рабочего".

Газета выходит раз в неделю по пятницам.

Купить газету можно в киосках "Союзпечать", а также выписать в редакции.

Стоимость подписки на месяц (с программой ТВ) - 12,40 грн. или 25 рублей.