Макеевский рабочий | А в вашем доме поселился замечательный сосед?


А в вашем доме поселился замечательный сосед?

29.01.2015
<< >> 

«Нет большей беды, чем плохие соседи». «Близкий сосед лучше дальней родни». «Не купи двора, купи соседа». «Хоть лыком шит, да сосед». Народная мудрость множит десятки поговорок о соседях. Суть их одна: добрососедские отношения – это одна из важнейших  жизненных ценностей.

Сегодня, когда ситуация коренным образом меняет людей, кого – в лучшую, кого в худшую стороны, человек по соседству может стать настоящим открытием и спасательным кругом. 

«МР» презентует проект «Соседи», в основе которого лежат простые жизненные истории о достойных пера людях, которые живут рядом с нами.

Смотрительница «брестской крепости»

Пенсионерка Лидия Казанцева – макеевчанка, но волею судьбы она стала соседкой двух десятков донецких семей и одним из самых близких для них человеком. Еще в начале лета, когда начались серьезные обстрелы Киевского района Донецка, находящегося в непосредственной близости от аэропорта, Лидия Степановна переехала из Макеевки в квартиру дочери. Дочкина многоэтажка в глубине квартала за Киевским райисполкомом пустела с каждым днем: чем чаще и интенсивнее становились обстрелы, тем быстрее покидали дома местные жители.

К подруге в Запорожье уехала и дочь нашей героини вместе с внуками. Лидия Степановна присматривала за донецкой квартирой, оставив в Макеевке на хозяйстве супруга. Однажды в ее дверь постучали соседи по тамбуру. Они тоже планировали уехать, но оставить квартиру было не на кого. Решили попросить Лидию Степановну. Та не отказала, и в ее квартире появилась еще одна связка ключей. 

Сарафанное радио быстро разнесло весть по всему дому: свое жилье можно доверить одной очень порядочной и ответственной женщине, которая и цветочки польет, и кран закрутит, и окна проверит. 

К сентябрю Лидия Казанцева осталась одна-единственная в подъезде на 36 квартир. Ежедневно, как на работу, выходила она на обход доверенной ей жилплощади. Потом отзванивалась уехавшим соседям, докладывала обстановку.  

- Знаете, однажды мне признались, что мой звонок для многих, как приговор, - говорит Лидия Степановна, - особенно, если прошла информация об очередном обстреле. Люди боятся, что, ответив на мой телефонный звонок, они услышат страшную весть, что их дом разрушен. К сожалению, мне приходилось рассказывать о неприятностях: у кого-то окна выбило взрывной волной, у кого-то балкон покорежило. Слава Богу, в доверенном мне первом подъезде за все время выбитых стекол было четыре, а вот другая сторона нашей девятиэтажки  пострадала серьезнее – снаряд попал в торец дома, осколками повреждены все квартиры. Вот такая непредсказуемая штука – обстрел, не знаешь, какое место окажется уязвимым.

Страшно ли мне? Страшно. Но даже к страху привыкаешь. Я знаю, что делаю очень важное дело, что нужна людям, для которых являюсь единственной ниточкой,  связывающей их с родным домом. Да, они боятся, что я им скажу плохую новость, но как они радуются, когда узнают, что дома все в порядке и сегодня наша «брестская крепость», как в горькую шутку мы называем свою девятиэтажку, выстояла! Конечно, я могу уехать в Макееевку, где потише, но как бросить все? Я ведь сама взяла на себя ответственность перед людьми.

И каждый вечер ложится Лидия Степановна спать на любимый матрасик в тамбуре. И привыкла она уже жить без электричества и воды. И научилась отличать «исходящие» от «входящих». И только тоскует по подружке с улицы Полиграфической, которую успела завести, но не успела с ней по-настоящему подружиться: такую же, как она, женщину в годах, оставшуюся жить в тотально обстреливаемой зоне недалеко от аэропорта, убил снаряд. «Очень я плакала, - признается собеседница, - здесь и людей-то нет, не то, чтобы поговорить не с кем, а просто жутко, когда улицы пустые. Как в кошмарном сне». 

И чтобы сменить тему, пенсионер-герой тут же дает дельный совет: «Кстати, многие ошибочно полагают, что, если оклеить окна крест-накрест бумагой или скотчем, то их не выбьет взрывной волной. Выбьет, если сильно бабахнет! Но если окно будет оклеенным, осколки не разлетятся по всей квартире, никого не поранят и собрать их будет легче! Выбитое стекло просто ляжет полотном, поддерживаемым каркасом из бумаги. Кстати, я рекомендую клеить бумагу или малярную ленту, но не скотч. Когда придет пора окна очищать (а я очень надеюсь, придет!), снять следы клейкой ленты будет очень трудно. И еще. Если окно все же не устояло, лучше заделать его не фанерой, а толстой полиэтиленовой пленкой. С пленкой будет светло, кроме того, она более герметична и лучше будет держать тепло».

Выдержав секундную паузу, Лидия Степановна добавила: «И пусть вам никогда не доведется воспользоваться моим советом!»

Ради тех, кого приручили

Татьяна Калюжная живет в Горловке, в частном секторе под шахтным терриконом. Эта высота уже полгода является центром жестокого противостояния. Летом Татьяну пугали снаряды над головой, которые летели во все четыре стороны света, потом она привыкла работать в огороде под аккомпанемент свиста и взрывов. Сейчас, когда обстрелы в Горловке усилились с новой убийственной силой, и из дома Таня с мужем перекочевали в погреб, она искренне радуется факту, что ее закрома забиты картошкой и банками с соленьями. Плохо вот только, что собаки не едят соленые огурцы…  

У Татьяны нет соседей. С лета. Когда ее улицу серьезно обстреляли в первый раз, люди выехали. Семья Калюжных уехать не смогла по причине, которая кому-то покажется глупой: не на кого было оставить четырех собак.

Раньше во дворе Татьяны жили два цепных пса. Потом умерла одинокая бабушка по соседству, и Калюжные забрали к себе оставшуюся без присмотра беспородную Стрелку. Потом от войны подальше уехала Танина дочка с маленьким ребенком, отправив к маме свою комнатную болонку Дусю. 

Когда был первый обстрел «градами», собаки от ужаса сходили с ума. Здоровенный Рекс сорвался с цепи, прогрыз дыру (!) во входной двери хозяйского дома и спрятался под кроватью. Вторая собака, не сумев освободиться от цепи, вырыла себе метровой глубины яму, чтобы спрятаться. «Мелких» хозяева затащили с собой в погреб, но с тех пор и у Дуськи, и у Стрелки от переживаний появилось недержание мочи.

- «Грады» просто прошили нашу улицу, - говорит Татьяна. – Муж в это время находился за калиткой, взрывной волной его швырнуло за забор  во двор, и может быть, благодаря этому он остался жив. Когда мы вышли из погреба, увидели, что вокруг все черное: то ли тонны поднятой земли стояли в воздухе, то ли гарь от пожаров. Соседние дома справа и слева были разрушены.  Между ними наш - целый. Я внезапно вспомнила, что моя бабушка Таня, в честь которой меня назвали, была очень набожным человеком, молилась с утра до вечера. Может, этим она дом спасла? 

На улице мы остались совсем одни. Кроме залпа орудий и свиста снарядов, не слышно было ничего. Только где-то рядом круглые сутки истошно выла собака… Через пару дней я не выдержала и пошла искать того, кто выл так жутко, и нашла его во дворе брошенного дома: на цепи тощий и раненый сидел огромный волкодав. Я была в шоке, поняв, что собака уже очень долго живет без воды и еды. Не понимаю, почему люди такие жестокие? Если вы решили бросить своего питомца на произвол судьбы, то хотя бы дайте шанс ему выжить, отвяжите его! А мои соседи оставили пса умирать страшной смертью.

Я не знала, что делать. Обезумевший алабай бросался на меня, я не могла к нему подойти.  Потом с помощью длинной палки муж пододвинул к нему миску с похлебкой.  

Мы проведываем его дважды в день, кормим, называем Живчиком (все-таки он выжил!). Но даже через три месяца пес к себе не подпускает, видимо, он уже не простит людям их бессердечности.

После Живчика мы стали искать таких же брошенных собак на нашей улице. Нашли еще трех. Ходим их кормить. Боже мой, как нас ждут! Прихожу домой вся зализанная!»

Татьяна смеется и тут же хмурится. Говорит, что родственники и друзья считают ее полной дурой: рисковать своей жизнью ради собак глупо.

- Ну, не могу я их бросить, понимаешь? Не могу! – в словах Тани просто отчаяние. – Я так много видела горя за последнее время - горя, которое принесли друг другу люди. А эти собаки – единственные добрые существа, которые никогда не предадут. И я их не предам. В конце концов, мы несем ответственность за тех, кого приручили, и все такое…

Самой серьезной проблемой для Тани является то, что собак очень трудно прокормить. У нее с мужем сегодня нет никаких доходов, живут за счет того, что вырастили в огороде. А собакам нужно варить кашу, много каши…

- На сегодня еды хватит, - говорит Татьяна и прерывает разговор. – Все, надо идти к соседу! 

На мой удивленный вопрос уточняет: 

- Ну, к Живчику! Он ведь сегодня мой самый близкий и любимый соседушка! Ближе нету!

Сосед как открытие

Елена Будницкая прожила рядом с соседкой по площадке 12 лет. С ней она общалась редко: ну что может быть общего у молодой современной девушки с разносторонними интересами и пожилой женщины, которая всю ночь печет пирожки, а чуть свет уходит продавать их на автостанцию, возвращаясь поздно вечером? О своей соседке Елена знала лишь то, что у нее тяжелая жизнь, проблемы которой она вынуждена решать сама, и непутевая племянница, проблемы которой она тоже вынуждена решать.

Когда племянница с началом войны уехала за лучшей жизнью, проблем у Лениной соседки стало меньше, и Лена с удивлением узнала, что человек, с которым она бок о бок прожила столько лет, полон хороших и добрых сюрпризов, а также неуемной энергии. 

- Однажды соседка постучала в дверь и предложила на продажу литровые банки с грибами, - рассказывает Елена. – Впереди был какой-то праздник, и я заинтересовалась. Отборные грибы: боровики, маслята, лисички - Мария Ивановна продавала за символическую цену. Оказалось, что это продукт ее собственного производства: в урожайном 2013 году она каждые выходные ездила в Святогорск, привозила ведра грибов, собранных собственноручно, а потом сутками их чистила и закрывала. Она закатала 120 банок. Представляете, она пахала, как проклятая, только чтобы только не сидеть, сложа руки!

 Когда настали тяжелые времена и перестали платить пенсию, соседка решила продавать свои запасы. Предложила грибы Елене. Та взяла и осталась довольной. Пришлись грибочки по вкусу и гостям: подружки стали делать заказы. Елена стала все больше общаться с тетей Машей, а однажды заглянула к ней в квартиру.

- Я была поражена, - вспоминает Елена. – На стенах – вышитые картины, на диване – миленькие вязаные подушечки, на столах – плетеные салфеточки. Я-то думала, что тетя Маша только пирожки с ливером жарить умеет, а она, оказывается, рукодельница. Когда только все успела?

Постепенно в Марии Ивановне открывались новые таланты и умения. Елена поняла, что иметь такую соседку - большое везение.

- Я была еще подростком, когда умерла моя мама, и так вот, по-матерински, обо мне давно никто не заботился, - делится девушка. – Тетя Маша стала частенько заглядывать в гости, расспрашивать меня о житье-бытье, советовать, жалеть, помогать по хозяйству. Ей очень интересно все, что со мной связано, и я чувствую, что это искренне. И главное, мне очень нравится дружить с моей соседкой. Сейчас очень тяжелая жизнь, но, если бы не все эти события, племянница тети Маши не уехала бы, тетя Маша, в свою очередь, не переключилась бы на меня, и я, может, никогда и не узнала бы, какой хороший человек со мной рядом живет!   

В заключение Елена открывает холодильник и показывает огромного размера торт - настоящее произведение искусства: «Тетя Маша подарила на старый Новый год. Наверное, последние деньги угрохала: здесь полведра сметаны и масла сливочного. Калорий не меряно, но вкуснятина! Зачем, говорю, теть Маша, тратилась? Ты - мой лучший подарочек на Новый год. 

- Так и ты, - отвечает, - дочка, мне на старости лет подарок от судьбы!

Полина ПАРШКОВА


Современная http://www.mikook.ru отличается экологически чистым составом, имеет высокие требования к качественному составу продукции и очень эффективна в применении. При этом японская косметика и бытовая химия не только сэкономят средства в Вашем кошельке, но и пространство в Вашем доме. Все продукты производятся в удобных, компактных упаковках.





Больше новостей читайте в печатной версии "Макеевского рабочего".

Газета выходит раз в неделю по пятницам.

Купить газету можно в киосках "Союзпечать", а также выписать в редакции.

Стоимость подписки на месяц (с программой ТВ) - 12,40 грн. или 25 рублей.