Макеевский рабочий | Один день на передовой


Один день на передовой

12.05.2015
<< >> 

Эти люди ежедневно спасают чужие жизни, рискуя своей. Спасают не только в госпиталях и больницах, но и на передовой, в непосредственной близости к линии фронта. Военные медики – это даже не профессия. Скорее, это гражданская позиция. «А кто, если не мы?», - говорят они совершенно без пафоса и в очередной раз отправляются на линию огня. 

Донецк. Первый военный госпиталь. Без малого за год это медицинское учреждение поставило на ноги более 9 тысяч раненых бойцов.

 

С 23 марта врачи  госпиталя постоянно присутствуют и на передовой. Военно-полевой медпункт разместился в районе Донецкого аэропорта. Собственно, туда мы и отправляемся на сутки.

Добро пожаловать на войну

Дорогу, начинающуюся за железнодорожным вокзалом, мы пролетаем на какой-то немыслимой скорости.

- Простреливается, - отвечает на неозвученный вопрос водитель нашей  «скорой», боец с позывным Гарик. - Сейчас вы увидите границу между 

войной и миром, - говорит он, въезжая на мост. Спускаясь с него и проезжая крайний мирный блок-пост, продолжает, – ну, вот мы уже и на войне. Добро пожаловать.

Виды за окном резко меняются: обожженные дома без крыш, без окон, без дверей, раненые деревья, упавшие столбы, смятые какой-то неимоверной силой заборы… Пару месяцев назад эта улица ежедневно фигурировала в боевых сводках. Уцелевших домов здесь единицы. В одном из них и обустроен медпункт военного госпиталя.

- Максимальные потери имеют место как раз на переднем крае (не всегда бойцы могут оказать друг другу необходимую первую помощь) и на этапе транспортировки ране-

ных с боевых позиций до медицинских учреждений. Бывают случаи, когда раненых не успевают довезти из-за больших кровопотерь. Бесценна каждая минута, - рассказывает главный врач Первого военного госпиталя Сергей Баркалов. – Поэтому и возникла вот такая наша инициатива – организовать выездной медпункт в непосредственной близости к передовой.

«Скорые» под прицелом

Изначально медпункт базировался  в поселке Спартак.  Однако когда активность боевых действий достигает пика, присутствие медиков непосредственно на линии огня теряет смысл – в случае обстрела врачи просто не могут вывезти оттуда раненого. 

- Забрать «трехсотого» с передовой на «скорой» практически невозможно. Только на «броне». Когда начинается обстрел, «скорая», как попугай. Ее невозможно не заметить. А, как показывает наш опыт, противнику все равно по какой машине лупить – по БМП или по «скорой». В последний раз мы уходили в три захода. Остались в живых или потому что нас пожалели и выпустили, или Бог спас, - говорит Гарик.

С 23 марта медпункт переехал в неглубокий тыл – до терминалов аэропорта отсюда около 800 метров.

На дежурство медики приезжают на сутки. Обычно в составе бригады три человека: хирург, анестезиолог и водитель.

- День на день не приходится, - говорит Сергей Баркалов. – За прошедший месяц самыми горячими были 12 и 13 апреля. За два дня - 35 раненых. А в общей сложности с 23 марта по 1 мая – 100 человек.

В одной из комнат занятого дома оборудован кабинет. Условия – военно-полевые: необходимые для оказания первой помощи медикаменты и инструмент, приспособленная мебель, в углу – старинные иконы.

- От хозяев остались. Видно, набожные были люди, - рассказывает Гарик. – Как после этого не верить в Бога? Почти все дома по улице разрушены, а этот уцелел.

…а потом была война

Пользуясь относительным первомайским затишьем и отсутствием пациентов, садимся пить чай. Самое время для интервью. Для каждого из них эта война началась по-своему и в разное время. Гарик  из Доброполья. Решение идти воевать он принял год назад. Девятого мая сходил на парад, положил цветы на могилы и… пошел на войну. Начинал со Славянска… После ранения попал в Первый военный госпиталь. После лечения здесь и остался водителем. На вопрос, за что конкретно для него эта война, Гарик отвечает: «У меня дед Великую Отечественную прошел. Зря, получается?». В глазах этого уже немолодого мужчины читается грусть, глубокая и невыразимая словами. Уже несколько месяцев он не видел семью – жену, детей, внука… «Сколько жизней эта проклятая война переломала…». Но настоящие мужчины не плачут. 

- Нет людей с простыми судьбами. У каждого – своя история, - говорит Сергей Владимирович. – Любого из наших пациентов возьмите – о каждом можно фильм снимать.

Сам Сергей Баркалов до войны работал в разных городских больницах Донецка, занимался частной медицинской практикой. Когда на Донбасс обрушилась «АТО», была возможность уехать, но он остался.

- Подумали и приняли с семьей решение, что здесь мы нужнее, - говорит Док. – Куда ехать, если здесь моя земля, родители, могилы предков… В Киев ты сбежал или в Ростов – какая по большому счету разница… Лично я не знаю ни одного человека, который бы уехал и был счастлив вдали от дома.  

Госпиталь должен выжить

Доктора, приезжающие сюда, - специалисты высочайшего класса. Военными медиками до войны из них были единицы. Обстоятельства заставили освоить военную медицину и хирургов, и анестезиологов, и акушеров-гинекологов. Поскольку на протяжении 11 месяцев в Первом военном госпитале медики работают на волонтерских началах, чтобы хоть как-то прокормить семьи, каждый вынужден работать, помимо госпиталя, где-то еще. Но основным они считают все-таки это место работы. 

В июне прошлого года, когда гражданские больницы Донецка, находившиеся тогда еще в подчинении Минздрава Украины, были морально не готовы оказывать помощь раненым солдатам-ополченцам, эту миссию на себя как раз и взяли медики, организовавшие по собственной инициативе Первый военный госпиталь на базе областного лечебно-оздоровительного центра по соседству с больницей Калинина. 

Все это время госпиталь работает в автономном режиме и выживает исключительно за счет гуманитарной помощи - речь идет о частных инициативах неравнодушных людей, в основном из разных уголков России. Это касается и медикаментов, и продуктов питания, и топлива для «скорых», и массы других вещей, необходимых для функционирования такого огромного организма, как госпиталь. Поездки на передовую – тоже на волонтёрских началах.

Все держится на личных контактах и авторитете медиков. Поставки гуманитарной помощи в последнее время осуществляются исключительно из рук в руки. Заставил опыт.

Вопреки всему медики продолжают ходить на работу. Мотивация, куда большая для них, чем зарплата, – люди, которым они всеми силами пытаются сохранить раненые руки, ноги, вернуть в строй боеспособными не только физически, но и морально.

Как нам стало известно из достоверных источников, сегодня на уровне Главы Республики Александра Захарченко рассматривается вопрос о вхождении Первого военного госпиталя в состав  одного из министерств.

Восемь минут на спасение

…Дневную тишину нарушил наступивший вечер. По периметру загрохотала канонада. Ближе к ночи – и первые «трехсотые». О прибытии ранеых с передовой предупреждают заранее. На подготовку – минут 10-15, время, пока солдата довезут с позиций. Одного из бойцов привозят на «броне» с легким осколочным ранением в висок. После осмотра и обработки раны везем бойца в город – в республиканский травматологический центр (бывшая облтравма). На спидометре – 130. Из медпункта в город Гарик долетает за 8 минут.

- Так это мы еще не спешили, - комментирует водитель. – Мой рекорд – 6 минут, когда очень тяжелых везем.

Определив раненого, возвращаемся обратно. Ночь выдалась относительно спокойной. Всего две поездки по маршруту «аэропорт-облтравма». В районе 12 ночи в наш домик стучит военный: «Срочный подъем! Тяжелый «трехсотый»!». Следом за ним еще один гонец: «Отбой! Уже «двухсотый»…Простите, что разбудили…». В комнате повисает тяжелая тишина. На войне между жизнью и смертью – секунды. 

Пробуем спать, но не спится. Разрывающие голову мысли сильнее дневной усталости. Светает. В составе бригады, которая меняет нас утром – Светлана, единственная женщина-доктор, приезжающая на дежурства на передовую. На вопрос, не страшно ли, отвечает:

- Конечно, бывает страшно, особенно, когда сильные обстрелы. И родным страшно. Когда на дежурства сюда уезжаю, они очень переживают. Для семьи эти сутки тоже всегда особые. Но я вижу результаты своей работы, вижу людей, которым я помогла выжить, поэтому и возвращаюсь сюда снова и снова. И вообще сюда тянет. Я думаю, после проведенных здесь суток вы понимаете, о чем я. 

На войне даже тюльпаны ярче

На улице, разбитой вдоль, поперек и по диагонали, между разваленными домами и заборами вопреки войне пробиваются густо цветущие ветки черешен, абрикосов, яблонь… На вырисовывающихся между руинами клумбах стоят, как солдатики, стройными рядами тюльпаны. Кажется, они здесь краснее, чем дома. 

- А здесь все ярче – и цветы, и небо, и чувства, - говорит один из бойцов. – Потому что здесь жизнь и смерть рядышком ходят… Очень близко. Только, чтобы понять это, надо побывать на том самом краю. 

Сдав смену, возвращаемся в город. Через трое суток они вернутся сюда снова. В «командировки» на передовую едут только по собственному желанию. В принудительном порядке сюда никого не отправляют. Но для тех, у кого хватает мужества оставаться верным профессии до конца, эти дежурства - не просто работа. Скорее, проявленная конкретными делами высокая гражданская позиция. Но медики просят их не героизировать и говорят: «Не выдумывайте! Это наш профессиональный долг».

А еще сюда действительно тянет. Вместе с острой, постоянно присутствующей опасностью здесь есть нечто, чего уже давно нет на территории хрупкого, но все-таки мира. Необъяснимая словами правда жизни. Очень разная, контрастная, далеко не всегда симпатичная и удобная, но правда. В поведении, в словах, в действиях… А еще честность. Так уж устроен человек, что он становится самим собой, когда, кроме жизни, ему уже нечего терять. 


Болят зубы? Не переживайте! Теперь www.club32.com.ua и другие процедуры, благодаря современным методикам и препаратом безболезненны и устраняются проблемы любой сложности. На сайте club32.com.ua Вы можете подробнее просмотреть услуги, цены и проконсультироваться онлайн.





Больше новостей читайте в печатной версии "Макеевского рабочего".

Газета выходит раз в неделю по пятницам.

Купить газету можно в киосках "Союзпечать", а также выписать в редакции.

Стоимость подписки на месяц (с программой ТВ) - 12,40 грн. или 25 рублей.