Макеевский рабочий | Позывной «Надым»


Позывной «Надым»

14.07.2015
<< >> 

Эту женщину с удивительно ясными, глубокими, добрыми серыми глазами бойцы знают по позывному «Надым». В этом слове зашифровано счастье. Именно так надым переводится с ненецкого. А еще это город на севере России. Там во время бума комсомольских строек Надым познакомилась с мужем, уроженцем Донбасса. Тогда, в молодости, Люба и представить себе не могла, что когда-то она, Донбасс и Надым будут связаны войной.

Год без увольнения

Война для нее началась больше года назад. Маленький городок в Донецкой области. Муж, двое детей, собственный бизнес. Свой дом. Грянувшая война заставила со всем этим расстаться. И бизнес, и дом, и вообще прошлая жизнь остались по ту сторону линии фронта. Сменить пришлось и профессию. В мирной жизни Люба - художник по образованию, на войне – санинструктор военной разведки. 

- Раньше к медицине отношения не имела, - рассказывает Надым. - В молодости в Орле, откуда я родом, проходила курсы подготовки санинструкторов Афганистана. Но в Афган не попала. Теперь вот на Донбассе навыки пригодились.

Жизни бойцов Надым спасает уже год. На передовой она с июля прошлого лета. За год ни разу не была в увольнении. Ее жизнь не подчиняется никаким режимам и графикам. Выезд на боевые позиции может случиться когда угодно. Бои, а вместе с ними пули, снаряды и осколки прилетают не по расписанию… 

- Помню, первый боевой выезд – в аэропорт. Командир категорически запрещал женщинам выезжать на передовую, но я все равно тайно ездила, вывозила раненых. Потом он понял, что со мной бесполезно спорить, и разрешил. Знаете, в экстремальной ситуации самое главное - справиться с чувством страха. Я не очень верующий человек, но когда совсем страшно, я молюсь. Молитв наизусть не знаю – говорю, что в голову приходит. Очень важно не запаниковать, внутренне собраться. Страх, слезы – это все потом. Приезжаю домой, захожу в душ и там рыдаю, чтобы никто не слышал… Теперь я не боюсь ада – я его видела. Смерти вообще не боюсь. Командир ругает меня за это – когда уходит страх  смерти, инстинкт самосохранения тоже отключается. На передовой могу не пригнуться…  Единственное, чего боюсь, - что может оторвать руки-ноги. Вот это страшно – обузой другим буду. А больше ничего не боюсь. Я фаталистка. Верю в судьбу. 

На войне спасает юмор

На вопрос, что спасает на войне, Надым отвечает: чувство юмора. 

- Я в гражданской жизни столько смеха не слышала, как на фронте, - говорит Люба. – Шутки, конечно, специфические, солдатские. Но юмор присутствует всегда. И это спасает в самые тяжелые минуты.

А еще падать духом не дают те, кто рядом. Истории, которые рассказывает Надым о реальных людях, могли бы с легкостью составить конкуренцию самым драматическим киносюжетам.

- Есть у нас такой боец, позывной «Вакула». В одном из боев в аэропорту ему осколком снаряда оторвало ногу. Представьте себе, что такое потерять конечность! Но уже через месяц-полтора он на костылях, еще без протеза, вернулся в часть. И снова страшный бой в аэропорту. Раненых столько, что мы привозили их в военный госпиталь и укладывали прямо во дворе на асфальт перед зданием. Хирургов катастрофически не хватало! Звоню в часть: «Срочно все машины сюда, надо развозить раненых по другим больницам». И тут я слышу, кто-то стучит мне по плечу. Оборачиваюсь – стоит Вакула: «Я пригнал машину», - говорит. «Хорошо. Кто водитель?» - спрашиваю. А он говорит: «Я водитель, Люба, я пригнал». Как он смог это сделать с одной ногой и на костылях, я не понимаю до сих пор. Сначала на костылях ходил, а потом стащил у дорожников «пирамидку», крутил-вертел и соорудил себе временный протез, пока настоящий не выдали. Когда протез приладили, доктор говорит: «Попробуйте сделать шажок». И что вы думаете? Вакула встал и пошел, как будто на родной ноге. Настолько жизнерадостного человека я вижу впервые в своей жизни. А он говорит: «Мне руки опускать нельзя, у меня трое деток».

Сбежал из госпиталя на передовую

Такие истории не единичны. Если бы эти случаи были исключением из правил, мы бы эту войну уже бы проиграли, уверена Надым. 

– А как тут проиграть, когда солдат приезжает на передовую, вооружившись только перочинным ножом? Да, был у нас и такой случай. Когда в Марьинке в начале июня шли активные бои, один наш солдат, позывной Ортер, находившийся на лечении в госпитале и, естественно, не имевший при себе никакого оружия, приехал на передовую с перочинным ножом, просто потому, что не мог по-другому, не мог находиться дома, когда братья погибают на передовой. Командир кричит матом, ругается, а он отвечает: не кричи, ты мне не начальник, у меня доктор сейчас командир!  Что ты с ним поделаешь?! Автомат ему свой отдала, парни дали 

боекомплект, так и воевал. А сколько оптимизма на передовой добавил перочинный нож! Каждый из таких случаев не дает потерять надежду, возрождает веру в людей, в жизнь, в то, что наш дух сломить невозможно.

Надым показывает мне фотографии в своем «походно-боевом» ноутбуке, и я вижу ее с огромным букетом цветом.

- ?

- Да, на передовой и цветы бывают, - улыбается она в ответ на мой вопрос. – Этот букет командир ко дню рождения подарил. Бывает, и так ребята приво-зят, без повода. Знаете, это так трогает – цветы на передовую. Просто до слез!

О том, что их санинструктор женщина, бойцы помнят, даже когда ранены.

- И я им за это очень благодарна. Когда они терпят нечеловеческую боль и, сцепив зубы, молча едут в «скорой», чтоб меня не напугать, когда помнят, что мне тяжело их поднимать, и, даже раненные, стараются устоять на ногах или подняться самостоятельно… 

Мир – не в прошлом, мир – в будущем

В одном подразделении с Любой служит и ее муж. Один из минусов 

войны, говорит Надым, это то, что она научила врать. Врать родным, чтобы они не переживали.

- Мы с мужем раньше никогда не обманывали друг друга. Теперь врем друг другу постоянно. Муж долгое время вообще не знал, что я езжу в аэропорт, на боевые. Секретила от него долго. Знаю, как сама за него переживаю, поэтому не хотела, чтобы он был на нервах. Потом случайно попала к журналистам на видео – увидел, пришлось признаться. После войны тяжело нам будет привыкать к миру. Здесь все по-другому. Я недавно была в России и поняла, что мы стали совсем другие. Вся пена отсюда ушла… Здесь все по-настоящему. Вот даже я – раньше жила своей жизнью, для себя… Теперь живу для других и получаю от этого удовольствие. Я считаю, что все, кто остался здесь, – от маленького ребенка до старика – все герои. Коммунальники, которые начинают мести улицы и высаживать цветы через несколько часов после бомбежки. Люди, которые на последние деньги помогают другим… Все люди, которые пережили этот год здесь и остались людьми. 

- Война – это большой грех. Для тех, кто ее начал, - это бизнес, а для людей - это горе и смерть. Те, кто продолжает войну, большие грешники, и ничто не способно замолить их грехов. Перед Богом всем придется ответить, - говорит Надым…

Она мечтает об одном: вернуться домой после войны и долго-долго босиком ходить по траве…





Больше новостей читайте в печатной версии "Макеевского рабочего".

Газета выходит раз в неделю по пятницам.

Купить газету можно в киосках "Союзпечать", а также выписать в редакции.

Стоимость подписки на месяц (с программой ТВ) - 12,40 грн. или 25 рублей.