Макеевский рабочий | Дожить не успел


Дожить не успел

28.09.2015
<< >> 

В его теле навсегда осталось 234 осколка. Достать их было невозможно. После столь тяжелого ранения он прожил полтора месяца. Но умер не от ран.

Не выдержало сердце. Жизнь отчаянного бойца в одну секунду прервал оборвавшийся тромб…

Военные знали его по позывному Змей. Командир взвода разведроты. Все, кто был с ним знаком, вспоминают о нем со светлой памятью и рассказывают каждый свою историю. Но завершают ее одинаково: «Нам его не хватает…»

Олег родом из Константиновки. До войны жил обычной жизнью – дом, семья, работа. Занимался строительством. Привычный ход жизни коренным образом переломили события на Майдане в конце 2013 года. Уже тогда Олег понял: как раньше, уже не будет никогда.

- 23 февраля у нас в городе должны были сносить памятник Ленину, и это стало последней каплей. Папа не выдержал, фактически тогда для него и началась война, - рассказывает дочь Виктория. – Мужчины в городе стали объединяться в дружины. Папа был в их числе. Потом события стали быстро развиваться – охраняли уже не памятник, а блокпосты. Потом был Славянск… Потом Донецк…

Он всегда был очень идейным и неравнодушным человеком. Свой уход в ополчение объяснил так: «Я не хочу, чтобы мой внук рос в такой Украине». Мама с бабушкой долго отговаривали его, но он только отвечал: «Если не я, то кто?» Он нас всех очень любил. Любил маму. Незадолго до папиной смерти они отметили годовщину серебряной свадьбы. А умер папа в день рождения моего сына – его любимого и единственного внука Алексея. Мы с мамой были в это время в России. За несколько часов до его смерти долго разговаривали с ним по скайпу, а потом нам позвонили его сослуживцы и сказали, что папы не стало…

Это было 3 ноября.- Вдова Олега Анжела практически не может говорить о муже. От воспоминаний душат слезы. 

- Это было уже не первое его ранение. Он был ранен весной прошлого года в Золотом Колодце, в голову. Два осколка так и остались в височной части – опасно было доставать, - рассказывает Анжела. – Но он выжил.

А осенью 2014 года он подорвался на растяжке – множество осколков в теле. Горсть осколков в легких, в желудке. Удалось достать только 5 или шесть. 234 так и остались с ним навсегда…

Практически сразу после операции он вернулся в часть – не мог бросить своих ребят. Говорил: «Как там они без меня! Я же комвзвода». По этой же причине отказался и от лечения в России. До последнего оставался с ребятами.

- Он действительно был для нас как отец, - рассказывает боец с позывным Гула. – Хотя по возрасту он не намного старше. Но было в нем что-то – мог повести за собой людей, на боевых всегда шел впереди. Я к нему из «Кальмиуса» попал. Когда «змеевскую» роту перебросили под Луганск, там шли серьезные бои под Новопавловкой. Мы тоже там стояли. Людей не хватало, и Змей попросил несколько человек обстрелянных из нашей бригады на подмогу. Так и свела судьба. А по окончании операции была возможность остаться, я и остался. Он за своих бойцов всегда очень переживал – и как человек, и как командир. Мог и пожурить по делу, но даже если кто был виноват, сначала защитит, а уж потом сам всыплет. На него всегда можно было рассчитывать – вытащит из любой ситуации. Никогда  никого не бросал. Из таких передряг вытаскивал!

В ответ на вопрос, чем запомнился Змей, командир роты Немец берет сигарету, закуривает и несколько минут молчит, а потом рассказывает:

- Хороший был человек. Мы с ним вообще из одного города, но до войны не общались. Так, пересекались изредка. А на войне кумовьями стали. Таких людей мало. Каждый день с ним – это отдельная история. Очень юморной был. Даже самую сложную ситуацию мог на шутку перевернуть. Знаете, он был настоящий, наверное, в этом и был секрет Змея.

- Мы его не Змеем называли, а Змейкой – вот такой у него был характер, если коротко, - говорит Кадет. – Очень легкий в общении. Стало тяжко на душе – поехал к Змейке. Поговорили, пообщались – отпустило. Очень смелый был и отчаянный. Благодаря ему много кто в живых остался. Многих он повытаскивал. Помню, когда после ранения он уже пошел на поправку, захожу к нему, говорю: «Братка, как ты?» А он автомат взял и говорит: «Смотри, я его уже одной рукой держу!». И так он этому радовался! Он всегда ходил с двумя пистолетами; несмотря на то, что был левша, метко стрелял с двух рук.

- А еще была такая фишка, – продолжает Немец, - если кому-то из бойцов где-то попадались игрушечные змеи, все везли ему. У него в машине целая коллекция была. Одним словом – Змейка.

Каждому отмеряно свое. Сколько, одному Богу известно. Жизнь стоит того, чтобы каждый ее день прожить, будто последний…

…Внуку Змея в ноябре исполнится три года. Бойцы в шутку называют его «Змейка-маленький». Когда Алешка вырастет, ему есть на кого равняться и за кого дожить. Дай Бог, чтобы только  довоевывать не пришлось…





Больше новостей читайте в печатной версии "Макеевского рабочего".

Газета выходит раз в неделю по пятницам.

Купить газету можно в киосках "Союзпечать", а также выписать в редакции.

Стоимость подписки на месяц (с программой ТВ) - 12,40 грн. или 25 рублей.