Макеевский рабочий | Испытанный атомом


Испытанный атомом

30.09.2015
<< >> 
14 сентября 1954 года Россия продемонстрировала Америке и всему миру свою невероятную военную мощь. Возможно, именно в этот день была отложена третья мировая, о которой говорили в те годы. Восемь атомных бомб, имеющихся на вооружении Америки и направленных на Москву, семь - на Ленинград и остальные 75 - на крупные промышленные города СССР, так и не покинули своих баз. Причиной такого решения стало проведение Советским Союзом учений на Тоцком полигоне, где впервые было применено ядерное оружие.
- Это были учения с максимальной приближенностью к реалиям атомной войны. 65 тысяч солдат, принявших участие в этом испытании, в течение нескольких часов отражали атаки условного врага, боролись с последствиями взрыва бомбы и показывали готовность вести бой после бомбардировки самым опасным оружием в истории человечества, – вспоминает тот памятный день участник секретных учений макеевчанин Любомир Гаврик.
Операция, которой не существовало 37 лет
Он родился во Львовской области, но вот уже больше 60 лет живет на земле Донбасса. 
 - Можно сказать, уже свой, донецкий, – смеется Любомир Федорович, начиная рассказ. – С 1950 года в угольной столице. Работал столяром в строительной организации, своя бригада была, а потом меня призвали в армию. До этого на год удалось оттянуть службу – нужны были специалисты, а я  в Днепропетровске учился в фабрично-заводской школе, знал свое дело, но в конце концов меня забрали в армию, и попал я в Белорусский военный округ. А оттуда… на испытание атомной бомбы. Хотите, расскажу, как все это происходило?
Любомир Федорович достает папку с вырезками из старых газет, находит справку из архива и все это кладет передо мной на стол. 
- Видите, 37 лет нельзя было говорить об этом, хотя изначально подписывались на 25. Только уже в 1992 году запрет был снят. Но самое смешное, что Америка об этих учениях знала через два дня… А готовились мы долго. Привезли нас на полигон в конце мая, а бомбу сбросили 14 сентября, хотя вначале планировали на 28 августа. Но 1954 год выдался жарким, ветреным и, чтобы снизить зону заражения, пришлось ждать осадков. И все это время мы строили блиндажи, вырыли 380 км траншей и путей сообщения. Я руководил строительством, а после того как укрытия были вырыты, деревянными брусьями внутри скреплены, привезли нам соломы и глины, и стали мы делать потолок. Положим ряд брусьев, 15 сантиметровым слоем глины сверху покроем и опять брусьями. И так в три уровня. В конце дерна принесли и поливали, пока не срослось с другими растениями рядом. Все это для того, чтобы ударной волной при взрыве не сорвало потолок. Но самое интересное началось 14 сентября. Я был старшим радистом, держал связь с летчиком самолета, на борту которого находилась бомба. И вот получаю сообщение, что самолет уже подходит к позиции и нам приказано всем спуститься в укрытие. Выдали нам костюмы противохимические образца 1939 года (новых не было) – противогаз и темные очки. Оделись, спустились, повернулись спиной к взрыву и ждем. Полчаса где-то так простояли! Помещение небольшое, а людей под две сотни в один блиндаж отправляли - жарко. Потом приказ – в бой. Выходим наружу, а там… Раньше на полигоне был лес, огромные толстые деревья, а теперь ничего! Все деревья вырваны чуть ли не с корнем, все горит. А нам надо продолжать атаку. 20 минут непрекращающегося обстрела из артиллерии – более 500 орудий, затем авиационные удары по эпицентру взрыва из 300 самолетов, и только после этого мы смогли пойти в бой – подавить остатки (или уничтожить) условного врага. Сколько солдат погибло в этом взрывающемся аде – сказать сложно. За день мы прошагали примерно 100 км по зараженной земле, заработав на многие годы неизлечимые страшные болезни. А потом было подписание о неразглашении тайны и возвращение домой. 
Забытый герой
Слушаю рассказ Любомира Федоровича, и к горлу подкатывает ком. Молодых ребят вырвали из мирной жизни, отправили на службу далеко от дома, пропустили через настоящий ад, а затем… затем про них всех просто забыли. 
- Нас никогда не поздравляли ни с какими датами, не помогали ни с лечебными путевками, ни с социальными выплатами, даже никакой ржавой медали не дали! Учениями руководили сам маршал Жуков, маршал Василевский, но после проведения испытания, удостоверившись, что даже после атомного удара мы – воины – поднимемся в бой, успокоились. Было не до простых солдат. А ведь мы практически предотвратили третью мировую войну! Наша бомба обладала мощностью 55 килотонн, в то время как Америка сбросила на Хиросиму и Нагасаки всего лишь 25-килотонную. Представляете масштаб? После этого США и замолкли. 
- И вы вернулись после этого к нормальной жизни? 
- Да, хотя мне и предлагали остаться. Я служил в дивизии резерва Верховного главнокомандования, на крупнокалиберной артиллерии (203 мм гаубицы). У нас был свой ансамбль, и я был там запевалой. После окончания службы мне предложили остаться, но я отказался. Вернулся домой, пошел работать сначала в школу физруком, попутно стараясь восстановить здоровье, а потом отправился на шахту им. Ленина. Так и проработал шахтером всю жизнь. Со своей супругой познакомился в 60-м году, и с тех пор мы постоянно вместе. У нас две дочери, внуки… Что еще надо для счастья? 
Остается согласиться с нашим героем, ведь что важнее близких людей рядом? Обидно только, что про рядовых, отдавших стране и жизнь, и здоровье, государство редко помнит. Хотя именно эти рядовые зачастую и творят историю.




Больше новостей читайте в печатной версии "Макеевского рабочего".

Газета выходит раз в неделю по пятницам.

Купить газету можно в киосках "Союзпечать", а также выписать в редакции.

Стоимость подписки на месяц (с программой ТВ) - 12,40 грн. или 25 рублей.