Макеевский рабочий | Кривая свобода слова по - украински


Кривая свобода слова по - украински

25.11.2015
<< >> 

Откровенно говоря, засесть за эту статью меня заставило знаменательное, с точки зрения свободы слова, событие: «95-й квартал» вышвырнули из украинского телевизионного поля практически без объяснения причин. Практически, потому что какое-то объяснение, скорее всего, таки было дадено директору развеселой группы, однако суть его на своей странице в «Фейсбуке» он передал как «Не понимаю». И я бы, вероятно, тоже не поняла, если бы не посмотрела последние интермедии именитых комиков, еще недавно катавшихся по расположениям украинских войск и признававшихся в безмерной любви вольнонаемникам тербатальонов. Все просто: ребятки пережали с критикой Президента и его семьи, а это в нынешней Украине не прощается. «Петя вам не Янукович, - прокомментировал мне событие бывший КВН-щик, ныне благополучный житель Киева и приближенный к высоким кругам знакомый, - этот терпеть смех над собой не станет, особенно если по делу».

Майданом по слову

Скоро, скоро Всемирный день информации, отмечать который, по идее, должны копатели этой самой информации, трудящиеся информационных полей на всех языках планеты. В том числе и на знакомом нам, украинском языке. И раз уж мы заговорили о журналистике, поговорим о свободе слова, коей мы, профессионалы, придаем такое большое значение, тем более что в последние годы перед войной в Украине укоренилось мнение: свобода слова, в первую очередь, подразумевает возможность критиковать власть. Правление Януковича ознаменовалось огромным количеством материалов разоблачительно-ругательного характера, однако, как оказалось, «кто платит, тот и заказывает контент», а тогда, принимая критику власти за «чистые помыслы», мы радовались, вон, мол, какие смелые журналисты режут правду-матку…

Майдан изменил все, в том числе и журналистику. Вернее, в первую очередь именно ее, но разве кто-то сомневался в векторе перемен, когда Мирошниченко с Бенюком безнаказанно издевались над директором Первого государственного канала? Когда глумились над русскими корреспондентами, затыкая им рот всеми возможными способами, вплоть до откровенной уголовщины? Я уже не говорю о знаменитых «избиениях» в студии Шустера всех, кто пытался сказать хоть слово правды. Помните журналиста британского издания The Sunday Times Марка Франкетти, который посмел поведать зрителям Шустера, что украинская армия ведет войну в Донбассе в основном с местными жителями, необученными, необстрелянными, готовыми стоять за свою Родину до конца? Реакция традиционных (и нетрадиционных) гостей студии была показательна – требование «заткнуть ему рот» было самым мягким из сказанного. Другой пример: журналиста 17–го канала, посмевшего возразить в прямом эфире Геращенко, прервали на полуслове, а потом и вовсе уволили с работы. 

Дабы не быть голословной, я пройдусь по некоторым фактам:

19 февраля 2014 года в киевской больнице скорой помощи скончался корреспондент отдела "Киев" газеты "Вести" Вячеслав Веремий. 

Апрель 2014 г. Корреспондент "Сегодня.Ру" Алексей Худяков был похищен людьми в масках, представившимися сотрудниками СБУ, которые вывезли журналиста в лес, где запугивали и заставили подписать документы о том, что он готов работать на СБУ в качестве агента в Москве.

16 апреля съемочную группу телеканала "Россия 24" — Евгения Решетнева, Сергея Трускова и  Вадима Кливанова — без объяснения причин задержали неподалеку от города Изюм. 17 апреля группа была освобождена.

9 мая 2014 г. внештатный оператор Russia Today RUPTLY Федор Завалейков был ранен во время боев в Мариуполе.

13 мая съемочную группу российского телеканала LifeNews - Олега Сидякина, Марата Сайчанко и Марата Абулхатина - украинские военные обстреляли под Краматорском вблизи села Октябрьское. Журналисты этого канала были обстреляны и 22 мая.

15 мая  в Краматорске под обстрел попала группа петербургского «5 канала».

18 мая Минобороны Украины сообщило о задержании в районе Краматорска российских журналистов LifeNews Олега Сидякина и Марата Сайченко. Украинские власти обвинили их в «содействии терроризму». 25 мая журналисты были освобождены, прилетели в Грозный, откуда позже вернулись в Москву.

20 мая в Мариуполе арестовали Грэма Филлипса, но опасно было долго держать под арестом английского подданного, его отпустили 22 мая.

24 мая погибли итальянский фоторепортер Андреа Роккелли и его переводчик Андрей Миронов, попав под минометный огонь украинских военных в районе поселка Андреевка близ Славянска…

Всего за 2014 год более 100 раз журналисты разных стран попадали под намеренный прицельный обстрел украинских вооруженных сил, и странная закономерность просматривалась в действиях ВСУ, а именно: любой знак (будь то нашивка или камера), обозначающий принадлежность к СМИ, становился мишенью для снайперов и артиллеристов. 8 журналистов убито, 14 ранено, число нападений превысило 300. Те, кто попадал в плен, вряд ли забудут о поведении украинских вояк с захваченными представителями прессы. 

А в Украине остались еще журналисты?

2015 год так же продемонстрировал отношение к свободе слова в Украине, но действия стали жестче и циничней. Страдали не только журналисты, но и помещения неугодных киевскому режиму ресурсов, например, телеканала «Интер» и газеты «Славянка». И, раз уж я упомянула украинские ресурсы, отмечу, что украинским журналистам, чье мнение не совпадало с нужным власти, пришлось и вовсе худо. 8 февраля 2015 года СБУ арестовала украинского журналиста Руслана Коцабу по подозрению в гос. измене и срыве мобилизации, 12 февраля Андрея Захарчука, в апреле Артема Бузилу и Елену Глищинскую, 28 февраля погиб фотограф украинской газеты «Сегодня» Сергей Николаев, 

13 апреля убит украинский журналист Сергей Сухобок, а через 3 дня во дворе своего дома погиб Олесь Бузина. 

Обратите внимание, я перечислила только растиражированные, известные широкой публике события; на самом деле даже сами украинские трудяги пера сознаются: их ряды изрядно поредели. Кто-то из несогласных с новой политикой попал в застенки СБУ, кто-то скрылся от преследований, а некоторые и вовсе пропали без вести. Акцентирую: я говорю не о зоне так называемой АТО, а о людях, ни разу не выезжавших в район боевых действий. Одна из моих коллег определила сегодняшнее состояние журналистики так: «В Украине разрешают свободно говорить всё, что думают, всем "друзьям", то есть у нас полная свобода слова тем, кто хвалит сегодняшнюю киевско-американскую власть». Я ее дополню. Сегодня в Украине действует настоящая цензура, схожая во многом с гитлеровской, хоть и не признанная украинскими властями. Украинская цензура особенного рода, вся официальная информация о военных действиях поступает только из специальных источников, которыми служат личные аккаунты в социальных сетях нескольких человек - Тымчука, Лысенко, Авакова и еще парочки. Скорее всего, они и не прикасаются к клавиатурам, за них работают специально обученные люди, уж слишком часто их тексты похожи друг на друга, как близнецы. 

Гражданская тематика в СМИ курируется так же, как и военная: всё должно соответствовать «генеральной линии» киевской партии, включая «светлый образ европейской Украины», а нарушителей ждет расплата, начиная от крупных штрафов для непослушных медиа и заканчивая реальными сроками для строптивых журналистов. Под «особую украинскую цензуру» попали также фильмы, книги, сериалы и прочая культура, для которой только одно подозрение в толерантности к России закрывает двери кинотеатров и магазинов. Известны списки артистов, против которых заведены уголовные дела по обвинению в пособничестве терроризму. Такая вот теперь «свобода слова без цензуры» царит на Украине. По оценкам «Репортеров без границ», общее количество нарушений свободы слова в 2014 году составило 995 случаев, а за полгода 2015-го цифра ушла далеко за тысячу, а Украина заняла почетное 129-е (из 180 возможных) место в рейтинге свободы СМИ (для сравнения – Афганистан занимает 122-е место).

Почему свободе – швах?

Словом, я могу еще долго приводить цифры и факты на эту тему, но предлагаю поговорить о причинах. Не будем трогать президента Украины и его ближайших сторонников, понятно же, что именно с их подачи травят «112-й канал», «Интер» и прочие ресурсы, не ревущие оголтело об «удивительных прогрессивных достижениях» новой власти; понятно же, что сотни томящихся в застенках СБУ журналистов – жертва во имя украинского кривого «свободного» слова. Поговорим об исполнителях «генеральной линии партии», главным из которых является Национальный совет по вопросам ТВ и радио, на крючок которому боятся попасть теперь все украинские ресурсы. Достаточно было бы сказать, что чиновники этого совета, в большинстве своем, занимают кабинеты либо в администрации президента, либо в соседних зданиях, так что о независимости оного остается только мечтать. Хотя нелишне будет упомянуть еще один фактец: одна из членов этого органа, Екатерина Котенко, разрывает свой рабочий день между уже упомянутой администрацией Порошенко и посольством США. Что она там делает, ума не приложу (шутка), но ни одно решение мадам не выдает без визита к кураторам. Впрочем, думаю, вряд ли кто сомневался в том, кто именно диктует политику Киеву, а уж тем более в том, кто с таким тщанием заботится об украинском контенте и его создателях. 

Кстати, иногда чудные решения, почти талантливые, выдает на-гора структура. Меня позабавило «творчество», с которым Нацсовет подходит к решению вопросов, поставленных властью. Например, летом в сетях появилась инструкция по выявлению журналистов, занимающихся антиукраинской пропагандой и критикой власти, распространялись даже слухи о том, что совет будет выплачивать премии за обнаружение «некорректных» передач в украинском медиа-поле. Также оплачивается фиксация исполнения требования к каналам: не менее 30% эфира посвящать критике российских властей. Между прочим, именно благодаря вот такому мониторингу в октябре попался на крюк Нацсовета «112-й» канал, показавший рукопожатие Путина и Порошенко в Париже. Этим же «мониторщикам» приписывают вину за наступление на медиа-холдинг «Вести» и отдельно за запрет вещания «Радио Вести». 

За Нацсоветом числятся и более весомые с точки зрения настоящей свободы слова и законности грешки, но что об этом говорить, если такая же ситуация наблюдается во всех сферах украинской современности?

Строим прогнозы?

Нам остается только посочувствовать коллегам, по крайней мере тем, кто не продал еще свою журналистскую совесть за хорошие деньги. Впрочем, я не говорю о «выжидальщиках», то есть о тех, кто засел в сытой норке и обязательно выползет из нее с приходом в Киев нормального руководителя и скажет: «А что я мог сделать среди волков, если не выть вместе с ними?» Я говорю о тех, кто либо не захотел продавать душу звездно-полосатым информационным гиммлерам, либо уехал подальше, либо стал фигурантом уголовного дела. И тех, и других ждет незавидная судьба скитальцев, а это и в самом деле страшно. Страшно еще и то, что Украина все больше напоминает пресловутую «Матрицу», где счастливы только куклы, которые не в курсе, кто дергает их за веревки. Тот же «95-й квартал» уже почувствовал на своей шкуре Молох свободы слова по-украински. Боюсь, что и война тут ни при чем, и в долгожданном мире тенденция сохранится. Если, конечно, не сметет утомленный «европейским счастьем» народ киевскую клику. 

Однако не удивлюсь, если на смену придет еще более радикальная власть, а тогда уже вполне готовые слепые исполнители чужой воли примутся еще рьянее строчить сперва о том, что Порошенко предал «вильну Украину», а потом с еще большей воинственностью - «славаукраине» и прочую нацистскую пакость. Я уже предвижу факельные шествия на каждый праздник и по каждому поводу, фотосессии на фоне свастик, брифинг на тему чистоты крови и тысячи статей, роликов и программ, конкурирующих с аналогичной продукцией фашистской Германии, ведь украинский журналист работает по демократическим стахановским принципам…

Откровенно говоря, мне бы очень этого не хотелось, хотя последние изменения на желто-голубом небосклоне оставляют все меньше надежды на иной результат очередной майданной революции. 

Впрочем, поживем – увидим, в конце концов, самое темное время бывает перед рассветом…


У каждого бренда есть свой лейбл и логотип, поэтому Вы тоже должны позаботиться о репутации своей компании и товара. Профессиональная разработка логотипа производится согласно с миссией и целями компании, а также предпочтением директоров. Обращайтесь к профессионалам на сайте mope.kiev.ua.





Больше новостей читайте в печатной версии "Макеевского рабочего".

Газета выходит раз в неделю по пятницам.

Купить газету можно в киосках "Союзпечать", а также выписать в редакции.

Стоимость подписки на месяц (с программой ТВ) - 12,40 грн. или 25 рублей.